21 сентября, понедельник 06:39
ДОЛЛАР 75.03 ЕВРО 88.96
ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО
Новости

«Города-сады»

7 Апреля 2020

«Города-сады», продуманная квартальная застройка и другие способы вернуться в зону комфорта для россиян 

Весна 2020 года наверняка запомнится многим. Мировая экономика пережила невиданный шок и настроилась на дальнейшие глобальные изменения, а почти 2 миллиарда жителей Земли (по данным Guardian, или более миллиарда по «консервативным» оценкам AFP и «Le Monde») оказались в марте на карантине. 

Пример такого «города-сада» строящийся жилой комплекс «Западный порт» в престижном районе на берегу Москва-реки


Реновация против «городов-садов» 

В Европе от коронавируса, как известно, больше всего пострадала Италия, но даже там строительные площадки уходили на карантин последними, до упора продолжая работать на свежем воздухе и под землёй. Что говорить о России (впрочем, это верно и для паникующей Украины и для спокойной Беларуси), где заболевших в разы меньше, и строительная отрасль весной 2020 года словно нацелилась на рекорд: метро, объекты энергетики, культуры и ЖКХ, мосты во всех регионах, дороги и эстакады, благодаря теплой зиме, возводились даже более активными темпами, чем раньше. Сложнее ситуация оказалась в сфере жилого строительства, где после краха цен на нефть наметился очевидный спад спроса и предложения. Но и тут государственный сектор не теряет оптимизма, помогая стройкомпаниям московской реновацией – той самой, чьи темпы мэр Собянин недавно пообещал утроить. Действительно, прямо сейчас в Москве возводится 147 комплексов по данной программе. Первые построенные объекты уже есть, а в конце года облик спальных районов столицы впервые с 1950-ых сильно изменится, после чего успешный опыт будет распространён на всю страну. Тем интереснее посмотреть на уводящую натуру – тихие московские дворики с их «хрущёвками», в которых на удалённой работе этой весной могли застрять до 1,6 миллиона человек.  

Дома, состояние которых признано ветхим или аварийным, сносят.


Сложно поверить, но эти странные, многими называемыми «убогими» дома были построены в рамках воплощения идеи «города-сада», с использованием французского и английского практического опыта, и теоретических выкладок таких гуру архитектуры, как лидеры Баухауса, а также Ле Корбюзье и Эбенизер Говард. Последний больше 120 лет назад, в конце XIX века, обдумывал вечную неустроенность английских трущоб, и придумал «город-сад». Несмотря на «левый» контекст его идей, в нашей стране они прижились ещё до СССР. Как «города-сады» были задуманы архитекторами 1910-ых годов многие будущие города вдоль строившегося тогда Транссиба. Первые советские градостроительные проекты в основном касались рабочих посёлков и так же пропагандировались, как «города-сады» (именно их пророчил Маяковский в знаменитой строфе). Само собой, «идеальный город», созданный в рамках ВДНХ тоже был прежде всего садово-парковым ансамблем, при этом с «жилыми» и «фермерскими» районами.

Проект «Новая Москва». 1924 г.

Более того, генеральный план реконструкции Москвы, выполненный под руководством Щусева в 1924 году справедливо исходя из того, что более половины столицы с дореволюционных времён занята зеленью так же говорил о неизбежности «города-сада». Именно в то время появились понятия «Большой» и «Новой» Москвы, в реальности которой мы оказались уже в XXI веке. И пусть некоторые идеи градостроителей не сбылись (например, о преимущественно малоэтажной застройке за Садовым кольцом), появление в самом центре мегаполиса новой доминанты в виде парка Зарядье, поддержанного кольцом огромных парковых зон по всему периметру города, очень близко к идеям Э. Говарда. 

«Зарядье» – это одновременно и парк, и городская площадь, и учреждение культуры, и зона отдыха.

Удивительных параллелей ещё больше, если разбирать массу отдельных проектов. Даже «Москва-Сити» была изначально задумана и спроектирована как типичный кольцевой «город-сад» с большим парком в центре.
Но при чем здесь хрущёвки – спросите вы. Дело в том, что этот ключевой элемент российской урбанизации XX века, так же воплощался в рамках развития концепции «города-сада». Да, советская стройотрасль подвела с материалами, обеспечив стабильно низкое качество несущих конструкций. Да, тогдашняя лёгкая промышленность не позволила гражданам обустроиться в новом формате жилья (а ведь будь в советской России своя «ИКЕА», поднявшаяся в Швеции ровно на обустройстве аналогичных хрущёвок – небольших шведских ЖБИ-домиков, впечатление от жизни в пятиэтажках могли быть совсем иные!). Да, социальная ситуация в СССР привела к тому, что в маленькой квартире, старательно рассчитанной на семейную пару с детьми, им приходилось тесниться с родителями, а часто и многими другими родственниками, превращая существование на скромных квадратных метрах в какой-то кошмар. 

Дома, состояние которых признано ветхим или аварийным, сносят.

Однако, глубокие идеи, заложенные в эти зелёные микрорайоны, были во многом воплощены. Уютные, тихие, безопасные дворы, заполненные зеленью, специально доходящие до крыш, создавали атмосферу уюта и спокойствия, о которой так часто ностальгируют, те, кто её помнят. «Основная ячейка «города-сада» – квартира на одну семью – двухэтажная вилла. Виллы размещаются рядом. Затем их располагают поверх, получая в итоге многоэтажное сооружение» – писал Ле Корбюзье. Эта фраза давно стала предметом насмешек, однако, атмосфера созданных в 1960-ые микрорайонов, максимально далёкая от ритмов и шумов самого большого города Европы, сама собой доказывает, что многие идеи великого швейцарца оказались воплощены. Впрочем, конечно, советские микрорайоны унаследовали не только западные моды, но и идеи наших великих соотечественников. Цветовая и геометрическая концепция микрорайонов советских городов опиралась на разработки Малевича (который предсказал даже странные сочетания цветов районов массовой застройки, где бесконечные реки бетонных коробок соседствовали с сопоставимыми по площади зелёными зонам). Нашлось место спустя годы после трагической смерти и идеям Эля Лисицкого, который один из первых предсказал «горизонтальные небоскрёбы» воплощённые сначала в советских мегадлинных «хрущёвках» (достигавших в Москве 726 метров в длину, то есть в два раза «больше», чем высота нынешней башни «Федерация», а в других городах, например, в Петербурге и Волгограде и вовсе превышающих 1100 метров). Пройдут годы и горизонтальный небоскрёб Raffles City в городе Чунцин станет одним из главных архитектурно-строительных достижений 2010-ых годов в мире.


В Российской исторической традиции принято членить историю по годам правления царей и генсеков. Отсюда противостояние «хрущёвки» и «сталинки», хотя их делали одни и те же архитекторы в результате естественной начавшейся в 1940-ые годы эволюции (заводы ЖБИ и типовые блоки были построены уже тогда, как и первые проекты М. Посохина и инженера В. Лагутенко, будущих авторов пятиэтажек серии «К-7»). А внешняя разница между ними всего лишь отражает имущественное расслоение СССР с резкой разницей между элитным и типовым бюджетным жильём (которое в условиях капитализма строится одновременно, а при власти коммунистов – последовательно). Так и идея «города-сада» Говарда и Корбюзье никуда не девалась из голов отечественных архитекторов, как и наследие советских конструктивистов. И дело было не в любви к деревьям! Экологическая повестка была удивительно далека от «зелёной архитектуры» СССР. Дело было в попытке создать сораземерную простому человеку архитектуру, которая не давила бы на него как «высотки», а смешивалась с деревьями, тонула в них и отходила на второй план, а на первом было бы базовое ощущение безопасности и коллективности. И лишь в XXI веке идея уничтожить советские районы как класс и перейти от спланированной районной застройке к точечной и лишь изредка квартальной – стала побеждать. По крайней мере, так считает рупор столичной стройотрасли «Московская перспектива», призывающая в рамках реновации освободить Россию от самых заметных результатов социалистического эксперимента в виде «хрущёвек». Возможно, сто лет социалистических экспериментов в архитектуре это действительно уже достаточно.


Идея «города-сада» Говарда и Корбюзье никуда не девалась из голов отечественных архитекторов, как и наследие советских конструктивистов. 



Девелоперы за «города-сады» 


Впрочем, далеко ли мы ушли от концепций «города-сада» в наше время – большой вопрос. Самые успешные проекыт для среднего класса в последние годы снова и снова эксплуатируют любимый образ Ле Корбюзье: изящные вытянутые вверх прямоугольные небоскрёбы, окружённые океанами зелени. Именно такое позиционирование проектов когда-то позволило возвестись «Алым парусам», а сейчас воплощено многочисленными ЖК вдоль просторных московских парков: от ЖК «Ботанческий сад» до ЖК «Небо». Даже в центре – стремительно поднявшиеся на 200 метров высотки Capital Towers около «Москва-Сити» планируется специальными мостами соединить с парком «1905 года». 

Построенные с российской опалубкой Кэпитал Таурс заманивают жильцов близостью к парку

Современные материалы, прежде всего качественная российская опалубка, такая как «Дельта», «Диалог» или «ПСК-КАП», обеспечивают высокое качество новым проектам. Теперь уже никто не скажет, что эти дома «всего на 25 лет» (ещё один миф, приписанный «хрущёвкам»). Кто знает, но возможно на волне интереса к Баухаусу, чьё столетие недавно активно отмечалось по всему миру, возродится и интерес к малоэтажной квартальной застройке. Даже в Москве, любящей соревноваться с Нью-Йорком, тенденции в девелопменте крайне разноплановы. Как отмечают эксперты, квартальная продуманная застройка целыми новыми районами, осуществлённая в Коммунарке и ЗИЛе, пользуется большим успехом среди покупателей. Застройка огромной территории завода «Серп и молот» невысокими модернистскими зданиями с обширными зелёными дворами и вовсе напоминает, как о советских районах 1960-ых, так и о знаменитом генеральном плане развития Барселоны XIX века. Воистину, в мире идей ничто не пропадает окончательно!
Концепция «города-сада» не отпускала российских архитекторов десятилетиями. Сменились цари, вожди, генсеки, президенты, а «город-сад» всё будоражил воображение и был эффектной точкой консолидации желаний архитекторов, девелоперов и конечных потребителей. Москва, как действительно бурный в своём развитии мегаполис, скорее всего, конечно лишится прячущихся в тени полувековых деревьев пятиэтажек, но их в столице и так было около 15% жилого фонда. А во многих других регионах этот показатель достигает 30-40%. Характерна ситуация Омска, который с помощью «хрущёвек» избавился от ярлыка, навешенного ещё самим Ф. М. Достоевским, для которого он был как «гадкий городишко», в котором совсем нет деревьев и много пыли. В 1950-ые годы Омск получил всесоюзное признание в качестве первого крупного «города-сада», спустя более чем полвека название приелось, но все опросы показывают, что зелёные зоны одно из немногих однозначно позитивных символов родного города, для его жителей. И таковы десятки других городов России: от Екатеринбурга (вспомним, его летние битвы за сквер) до Петербурга, главным девелоперским проектом в центре которого в 2020-ые, кажется, станет большой парк.

Эпидемии, финансовые кризисы и другие ненастья пройдут, а хороший вид из окна, чистый воздух и удобная инфраструктура, очевидно, будут важны всегда. Вопрос – придумают ли для этого в XXI веке столь эффектное название, как 120 лет назад?


Поделиться:
?>