17 ноября, суббота 18:08
ДОЛЛАР 65.99 ЕВРО 74.9
ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО
Новости

История ДЕКИ

4 Апреля 2018

Ольга Шехтер изучала политику и науки об окружающей среде в Нью-Йоркском Университете. После журналистской работы в «Newsweek» Ольга поступила на факультет документального кино в Нью-Йоркскую Киноакадемию. Во время учебы она увлеклась отношениями между Россией и США и украинским кризисом, в результате чего провела три года на востоке Украины, снимая свой первый полнометражный документальный фильм.
16 апреля состоится закрытый показ фильма «Война снайпера» на международном фестивале документального кино «ДОКЕР» и в предверии этого значимого момента для Ольги мы с ней обсудили все детали этого трудного как физически, так и морального процесса.

ГП: Ольга, здравствуйте. Как родилась идея создания документального фильма?

ОЛЬГА: В 2014 году, когда начали происходить события на Украине, я училась в Нью-Йоркской киноакадемии на документалиста.
Мне было тяжело оставаться равнодушной к тому, что происходило на Донбассе. Я часто летала из Нью-Йорка в Москву в гости к родителям и мы много обсуждали то, как по-разному представлены факты с обеих сторон. Наблюдая за тем, как накалялась ситуация между двумя странами, в которых я выросла, Россия и Америка, я решила сделать короткометражный фильм про то, как местная пропаганда формирует общественное мнение. Он должен был стать моей дипломной работой. Так, в середине 2015-го года я и мой однокурсник из академии Сантьяго Гарсия, поехали на Украину. Сначала снимали в Киеве, Славянске и Краматорске. Потом через Россию мы поехали на другую сторону конфликта в Донецк. Мы оказались в городе в тот момент, когда самый его центр бомбили. Разумеется, на нас это произвело очень сильное впечатление. Я сняла короткометражный фильм и окончила академию. Но те события и те люди, с которыми я встретилась в Донецке, не оставляли меня. Через полгода после окончания академии я вернулась на Донбасс.

Кадр из фильма «Война снайпера»


ГП: Когда вы приступили к работе над проектом «Война снайпера», с чего вы начали? Что нужно было сделать в первую очередь?

ОЛЬГА: В первую очередь было важно найти историю, которая была бы интересна американскому зрителю. Мне хотелось показать человеческие страдания, которые я увидела в Донбассе. Но фильм, вызывающий сочувствие к местному населению, был воспринят как манипуляция, игра на эмоциях и российская пропаганда. Тогда моя учительница из академии посоветовала показать ситуацию не напрямую, а сделать красивый «торт», в котором была бы спрятана таблетка правды. Так и пришла идея сделать фильм про снайпера, воюющего на стороне ополченцев, и через него показать то, что происходило в Донбассе.

Ольга Шехтер

ГП: Насколько «практика» отличалась от теории, которую вы изучали в нью-йоркской киноакадемии? Или всё было ровно так как вам преподавали?

ОЛЬГА: В теории режиссёр должен иметь примерный сюжет фильма и снимать только то, что ему нужно. Но, поскольку изначально я не знала как зацепить американского зрителя, я пробовала много различных линий сюжета. Например, сперва мне хотелось включить несколько героев: американца, работающего блоггером и австралийца, который приехал помочь детям. Я потратила много времени, снимая то, как они жили в Донецке. Но на выходе их истории оказались не слишком интересными. Они проводили много времени ссорясь из-за женщин и в конечном итоге весь материал пришлось исключить. Главная линия сюжета сформировалась только под конец работы и пришлось много всего доснимать. В общей сложности мы отсняли около 700 часов и сделали 4 версии фильма, прежде чем я осталась довольна результатом.

ГП: По вашим ощущениям, будет ли у эта картина иметь успех у зрителей?

ОЛЬГА: Любому режиссёру, конечно, хочется верить, что его фильм понравится зрителям, иначе для чего снимать? Но просчитать и угадать наверняка не получается. У меня же не крупный голливудский проект с бюджетом, который предполагает показы на фокус-группах и широкую рекламную кампанию. Тем не менее, я была удивлена положительной реакцией аудитории во время показов фильма на кинофестивалях. Что касается Штатов, всем известно, американцы не любят читать субтитры, и фильмы на иностранном языке всегда сложнее выпускать в прокат. Но, не смотря ни на что, на мировую премьеру в Санта-Барбаре пришло около пятисот человек. К этому моменту уже десять престижных фестивалей включили фильм в свою программу, а мировой тур только начинается. Но больше всего меня интересует реакция российского зрителя. Мне бы очень хотелось показать фильм во многих городах и я уверена, что россиянам будет очень близка история Деки.


Ольга Шехтер

ГП: Вы говорили, что вам хотелось донести до аудитории то, что от неё скрывали официальные новости. А кто сказал, что американцам в принципе интересна тема украинского конфликт? Или этот фильм не для Америки?

ОЛЬГА: Я бы не сказала, что от американских зрителей что-то скрывали. Просто мало освещали пророссийскую сторону конфликта и американцы не видели полную картину событий. Мне было важно показать, что у каждого своя правда, что политические взгляды формируют события произошедшие в жизни человека. Деки ненавидит Америку и НАТО, потому что они разбомбили его государство во время войны в Косово, когда он жил в Сербии. И американцы понимают его позицию, потому что, если бы это произошло с ними они бы чувствовали себя точно так же.
Украина находится в центре конфликта между двумя странами, Америкой и Россией. И американцы довольно близко следили за этим политическим кризисом в 2014-15 годах. Но большинство до сих пор не совсем понимают, что восточная часть Украины добровольно хотела присоединится к России. Они уверены, что Россия захватила регион силой и держит украинцев под дулом пистолета. Сцены с парадом в Донецке, когда толпы людей держат Российский флаг всегда вызывают много вопросов.

ГП: Теперь, когда у вас есть опыт, вы хотели бы снять художественный фильм?

ОЛЬГА: Пока нет. В реальной жизни столько интересных сюжетов. Зачем что-то выдумывать?

ГП: Говоря о кино, какой жанр вам ближе как зрителю? Что любите смотреть?

ОЛЬГА: Я стараюсь не смотреть голливудские фильмы. Мне интересно независимое кино, в котором более креативные сюжеты. Я обычно иду на страничку кинфестивалей, таких как Докер, Sundance, Berlinale и смотрю фильмы, которые участвовали в их программе за последние годы.

ГП: Когда и как вы отдыхаете от рабочего процесса? Может у вас есть личные секретные приемы для восстановления сил, как морально так и физически?

ОЛЬГА: После окончания работы над таким массивным и сложным проектом как «Война снайпера», проведя столько времени в военной зоне, мне было тяжело адаптироваться к мирной жизни в Нью-Йорке. Нужно было сделать что-то совершенно противоположное тому миру, в котором я находилась столько времени. И я решила поехать на фестиваль Burning Man в пустыне Блэк-Рок, штат Невада, подальше от войны и политики. Неделю просто танцевала! Это помогло мне отвлечься, выйти из сложного эмоционального состояния.

Ольга Шехтер


ГП: Вы считаете себя счастливым человеком? Поделитесь вашим рецептом!

ОЛЬГА: Наверное как и у всех, в моей жизни есть периоды невероятного счастья и глубокой грусти. Я заметила, что и в том и в другом случае очень важно делать две вещи – заниматься спортом и медитировать. Кикбоксинг помогает мне чувствовать себя физически и морально сильней. А ежедневные медитации mindfulness позволяют находится в гармонии с окружающим миром.


Поделиться:
?>