27 июня, четверг 11:16
ДОЛЛАР 0 ЕВРО 0
ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО
Новости

Можно ли восстановить сердце Парижа? Мнение строителей и архитекторов о сгоревшем «Нотр-Даме»

13 Мая 2019

Мало какое событие отозвалось в сердцах миллионов людей столь единогласно, как пожар в Соборе Парижской Богоматери, случившийся вечером 15 апреля 2019 года, когда уникальный архитектурный шедевр, воспетый Гюго и ставший визитной карточкой города на века раньше, чем Эйфелева башня, оказался под угрозой гибели. Журнал «ГОРПРОЕКТ», не раз писавший о последствиях пожаров и восстановлении объектов культуры, собрал мнения экспертов-теоретиков и опросил строителей-практиков, в том числе работавших над восстановлением сгоревшего «Манежа» в Москве, о перспективах реконструкции величайшего памятника готической архитектуры и не превратится ли он в «новодел», как беспокоятся многие.

Нотр-Дам в лесах

«Восстановление невозможно»

Колоссальный пожар, который тушили 400 специалистов ещё бушевал ранним утром 16 апреля, когда президент Франции Франсуа Макрон заявил, что собор будет восстановлен в ближайшие годы. По его словам, это теперь – «без сомнения, часть судьбы Франции». К нему присоединились многие. От президентов крупнейших стран мира (Владимир Путин, например, пообещал помощь лучших отечественных реставраторов) до духовных лидеров мира. Папа Римский Франциск выразил глубокую поддержку французам. А глава организации католических епископов Франции Эрик де Мулен-Бофор заявил, что восстановление собора, как и сам храм будут символизировать стремление людей к миру, красоте, надежде.
При этом сразу зазвучали тревожные голоса скептиков: реконструкция собора может затянуться на полвека, на строительство которого ушли столетия (с 1163 до 1345). Так считает и директор Музея Архитектуры имени Щусева Елизавета Лихачёва. Причина в том, что научная реставрация кроме укрепления несущих конструкций здания по современным методикам требует повторения средневековых технологий выдерживания деревянных перекрытий. При этом архитектор соглашается с тем, что современный облик «Нотр-Дам» приобрёл в результате отнюдь не «научной» реставрации, выполненной в XIX-ом веке Эженом Виолле-ле-Дюком. Классик французской архитектуры, собственноручно создавший знаменитую галерею химер на крыше собора, не зря считается сторонником «творческой реставрации» на грани с фантазиями «по мотивам». Но и его работы длились более 20 лет… 

Пожар в соборе Парижской Богоматери

Новосибирский искусствовед, член Союза художников Александр Таиров отмечает, что особенно поразительно, что собор погиб не в результате войн, которых повидал немало, а фактически в процессе плановой реставрации, на которую многие годы собирали деньги. После пожара всего за пару дней удалось собрать почти миллиард евро на восстановление Собора, но поможет ли это скорости работ для многих экспертов – вопрос. «Радует лишь то, что мы можем точно утверждать, что сами строительные леса не виноваты в пожаре», – отмечает комментирующий ситуацию почетный строитель России Чинарьян Рубен Арташесович. По его словам, современные европейские нормы пожарной безопасности строительного оборудования крайне строги, опорные леса полностью лишены любых горючих элементов. «Чтобы соответствовать современным европейским нормам у нас в России так же постепенно отказываются от деревянных настилов и других элементов строительных лесов, делая их полностью металлическими. Такие строительные системы, например, как чашечная опалубка ПСК-КАП, используются в России Метростроем, при возведении АЭС и небоскрёбов. В Европе же, в частности в Париже, они давно являются стандартом де-факто. На фотографиях хорошо видно, что никаких горючих строительных материалов при реконструкции Нотр-Дама не использовалось».

Кафедральный собор Нотр-Дам

По словам авторитетного питерского архитектора Максима Атаянца, поддерживаемого Григорием Ревзиным, большие сомнения вызывают несущие конструкции древнего собора.  «Камень чрезвычайно сильно подвержен образованию трещин в результате внутренней деформации от перепада температур. В огне он начинает разрушаться и терять несущую способность. Каменная конструкция готической архитектуры Нотр-Дама доведена до виртуозного предела использования свойств материала, все сечения очень тонкие» – объясняет эксперт своё мнение. Как результат сама работа по восстановление инженерных конструкцию может растянуться на десятилетия. В связи с этим Максим Атаянц предлагает вспомнить опыт восстановления Петергофа в Росси, который растянулся на 25 лет, до конца 1960-х годов. Впрочем, даже при столь длинных сроках результат многим скептикам кажется неочевидным. По их мнению, собор Парижской Богоматери утрачен безвозвратно и полному восстановлению не подлежит в принципе. Так считает директор Государственного Исторического музея (ГИМ) Алексей Левыкин, который в своём заявлении ТАСС, отметил, что отреставрированное здание будет лишь «новоделом».
Это слово – «новодел» – преследует многих экспертов, будто кошмарный сон. Чтобы разобраться в чем разница между «реставрацией» и «реконструкцией», «новоделом» и «восстановленным памятником», не в теории идеалистов-академиков, а на практике, мы поговорили с Александром Григорьевичем Вороновым – одним из опытнейших специалистов холдинга «ПромСтройКонтракт», участвовавшим в восстановлении здания Московского манежа после пожара 2004 года, новом строительстве Храма Христа Спасителя в 1990-е, комплексной реконструкцией Кронштадтского собора в Петербурге, Екатерининской больницы в Москве и других объектов культурного значения.


Эксперты отмечают что современные строительные леса не являются горючими

Эксперты отмечают что современные строительные леса не являются горючими.



«Восстановление возможно»

Несмотря на эмоциональные высказывания скептиков разница очень тонка, комментирует Александр Горигорьевич. Например, восстановленный всего за 2 года московский Манеж называют «новоделом», за построенный под основным комплексом подземный выставочный зал. При этом, аналогичное решение при реконструкции Большого театра (где по проекту ГУП МНИИП «Моспроект-2» построили подземную репетиционную сцену) никаких претензий экспертов не вызывает. Во многом отношение к проектам реконструкции зависит не от времени, а от атмосферы, сопровождающей строительно-реставрационные работы. Так дурную «славу» Манежу сослужил имидж мэрии времён Лужкова, из-за которого даже желание построить подземную парковку вызвало подозрение, что здание придуманное когда-то Осипом Бове в 1817 году превратится в торговый центр. Этого не произошло, и спустя почти 15 лет после восстановления из пепла можно сказать, что, как и 200 лет назад, Манеж сохраняет свой оригинальный дух и остаётся жемчужиной московского ампира. Этому способствовало то, что строительство велось по современной технологии «up and down» и аккуратное восстановление «исторической части» протекало полностью независимо от строительство подземного high-tec-зала, сегодня принимающего крупнейшие выставки.  Любопытно, что в другой атмосфере,
Московский планетарий пережил не менее комплексную реконструкцию в 2010-11 гг. и при этом получил подземный паркинг, сделанный с помощью специальной лёгкой опалубки ПСК, не требующей крана, которую используют часто при ремонтных работах в центре Санкт-Петербурга. «Все дело в готовности или не готовности общества принять проект реконструкции в конкретных исторических обстоятельствах», – комментирует эксперт, работающий в строительной отрасли более 25 лет.
В случае с Собором Парижской Богоматери общественный консенсус кажется достижимым. Этому способствует то, что удалось спасти обе башни и фасад собора, а также основные художественные и религиозные ценности, включая алтарь, терновый венец Иисуса Христа и гвоздь из Креста Господня, статуи горгулий и апостолов. Погибшие в огне крыша и шпиль собора (оббитые классическим средневековым французским свинцом) безусловно вернутся, а деревянные перекрытия, как и в случае с Манежем в Москве, будут оборудованы системой сухого пожаротушения, активно продвигаемой российскими экспертами МЧС в последние годы.

Собор Парижской Богоматери

Лишь время покажет, насколько быстро Париж вновь обретёт своё древнее сердце. В любом случае очевидно, что опыт России, пережившей за последние 100 лет немало схожих потрясений с величайшими памятниками архитектуры может быть неожиданно востребован в ситуации, когда от стихии оказалось не застраховано даже величайшее мировое достояние. Вне всякого сомнения, лучшие специалисты нашей страны так же примут участие в восстановлении «Нотр-Дам де Пари».



Напоследок немного статистики:

Рухнувшая в 1902 году и едва не погубившая Собор Святого Марка колокольня Кампаниле была отстроена в 1912 году (и обзавелась лифтом). Фрауэнкирхе (нем. Frauenkirche – «церковь Богородицы»), разбомбленная в 1945 году до основания, церковь в Дрездене была восстановлена с использованием исторических кирпичей за 9 лет. Пожар в резиденции британской королевы – Виндзорском дворце, превышающий по площади пожар в «Нотр-Даме», произошёл в 1992 году, а  уже в 1997 году все помещения и исторические залы были восстановлены.
В конце концов даже эталонная по мнению абсолютно всех экспертов реконструкция готического собор в Реймсе (архитектор Анри Денё), разбомбленного во время Первой мировой войны, не заняла более 23 лет, а значит и воспетый Гюго звук колоколов Собора парижской Богоматери ещё при жизни нашего поколения снова будет привлекать миллионы туристов по следам Людовика VII и Наполеона Бонапарта – на остров Сите.


Поделиться:
?>