21 сентября, пятница 05:09
ДОЛЛАР 66.47 ЕВРО 77.75
ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО
Новости

Русская Ванесса Мэй

15 Июня 2018

Вики Ли родилась 3 июня 1990 года в Сеуле (Южная Корея), спустя несколько лет вместе с семьёй переехала в США. В пять лет она уговорила родителей отдать её в музыкальную школу по классу фортепиано, а в шесть начала осваивать второй инструмент – скрипку. В 10 лет девушка была уже твёрдо убеждена в том, что свяжет свою жизнь именно с музыкой. В подростковом возрасте Вики, чей несомненный талант не мог остаться незамеченным, начала активно гастролировать в сопровождении церковного хора, с которым объездила весь мир. С юных лет Вики Ли отдавала предпочтение творчеству русских композиторов: Рахманинова, Прокофьева, Шостаковича, Шнитке. В 2006 году она целенаправленно приехала в Россию продолжать музыкальное образование на Родине любимых авторов. Вики – лауреат международных и всероссийских музыкальных конкурсов, в том числе, Международного конкурса «Искусство 21 века» (2007 г. – I премия, 2009 г. – I премия) и «Musica Classica» (2014 г. – I премия). Вики выступала на сценах крупнейших залов мира: «Карнеги-холла» в Нью-Йорке, «Барбикан-холла» в Лондоне, «Сантори-холла» в Токио.Вики Ли неоднократно входила в топы самых красивых женщин Мира. Так, в 2012 году она стала обладательницей титулов «Самая красивая пианистка планеты» и «Самая красивая девушка Кореи». В 2014 году вошла в TOP 100 самых сексуальных девушек планеты по версии журнала FHM.

Вики Ли

ГП: Вики, вы мечтали стать патологоанатомом и увлекались астрономией, но жизнь штука непредсказуемая – изящные руки порхают над клавишами фортепиано под классические партитуры с гастрольными турами по всему миру! Что или кто поспособствовал смене ваших интересов? Откуда появилась любовь к классической музыке, а именно интерес к творчеству русских композиторов: Рахманинова, Прокофьева, Шостаковича?

ВИКИ: Действительно, было и такое, причём медицина и неосуществленная идея с хирургией и судебно-медицинской экспертизой до сих пор иногда не даёт мне покоя. Моя знакомая в 40 лет поступила в медицинский и сейчас получает третье высшее, эта мысль меня успокаивает – никогда не поздно начать учиться. Не могу сказать, что кто-то влиял на эти интересны, так получилось само собой. Любовь к классике не появилась, она развивалась постепенно. Когда твоя мама музыкант и все детство тебя водит за руку на концерты, то классику воспринимаешь как само собой разумеющееся. Это становится привычкой. Наиболее близкий по мировосприятию репертуар и композиторы тоже приходят постепенно – это наблюдения, поиски, опыт. Например, когда я слушаю Рахманинова, у меня все внутри меняется, оживает. Рахманинов, Шостакович, Прокофьев, Шнитке – это те композиторы, которые отражают русский дух, русскую душу – ее широту и метания... Но это лишь мое восприятие. У каждого оно своё.

ГП: Родители поддержали ваше увлечение? Ведь параллельно вы начали осваивать второй музыкальный инструмент-скрипку…

ВИКИ: Не могу сказать, что вначале эта идея была им по душе. Родители не очень хотели, чтобы я начинала занятия музыкой. Балет, танцы, рисование – пожалуйста. Просто мама у меня сама профессиональный музыкант и она знает, насколько тяжело с детства ребёнку заниматься музыкой, я имею в виду нормальные качественные занятия – это тяжелый каждодневный труд. Но когда я уже, можно сказать, их достала со своими просьбами, они отвели меня в музыкальную школу. Через год я захотела заниматься также на скрипке, получались параллельные занятия на двух инструментах. Правда, на скрипке отучилась 7 лет, а по классу фортепиано пошла дальше учиться. Сначала в ЦМШ, а затем в РАМ им. Гнесиных.
 
ГП: Есть ли у вас некие ориентиры в творчестве? Не будем употреблять слово «подражать», но есть ли люди, на которых хотелось бы равняться? Или же вы считаете, что достигли желаемого мастерства и результатов?

ВИКИ: В этой профессии никогда нет конечной цели и вершины, всегда можно и нужно совершенствоваться. Всегда можно переосмыслять и глубже вникать в произведения, от этого будет меняться их глубина восприятия, исполнение. Это уже другой уровень и этот процесс может быть бесконечным. По поводу ориентиров могу сказать, что исполнение и трактовка Плетнёва, Аргерих меня очень вдохновляют. Но тут очень сложно сказать, что есть четкие границы – кто-то гениально исполняет Скрябина, а у кого-то «конёк» венская классика.

Вики Ли

ГП: Важна ли для вас критика? Задевают ли вас плохие рецензии, или они для вас – вроде комплимента?

ВИКИ: Разумеется, как любой человек, я не люблю слышать критику в свой адрес. Многим критикам хочется сказать, что они умеют только критиковать. Понимаете, критиковать всегда легко, для этого много ума не надо. К тому же эти самые критики, как правило, играть не умеют. То есть, у них, конечно, есть образование соответствующее, но почему-то они не артисты и не на сцене – они критики. Вот и делайте выводы. Но бывает конструктивная критика, которую я с большим удовольствием и вниманием слушаю от моих учителей и профессоров. Я знаю, что их замечания не несут негатива, но направляют подумать тебя над ошибками, работать над которыми нужно для дальнейшего роста.
 
ГП: Вы играли в большом количестве концертных залов по всему миру. Какой зал запомнился особенно ну и, конечно же, слушатель? Есть благодарная публика и неблагодарная, а это, в свою очередь, сказывается на эмоциональном фоне исполнителя…

ВИКИ: Публика не зависит от залов или стран, каждый раз все происходит по-разному. Мне очень важен, например, какой инструмент на сцене, акустика… От этого зависит эмоциональный и психический фон, мое спокойствие.

ГП: Что вы скажите по поводу моды на классику: есть ли ей место в современном мире? Слушатель Вики Ли – кто он?

ВИКИ: Мода на классику у современного общества отсутствует. Я думаю вы это сами прекрасно знаете или хотя бы догадываетесь. В современном мире есть мода на Ольгу Бузову или Ким Кардашьян. Не могу сказать, что это катастрофа – они молодцы в том, что свои недостатки превратили в достоинства и, скорее всего, очень целеустремленные. Просто это показывает, насколько сменились ценности, ориентиры и как падает у людей духовная составляющая. И это серьёзно, это приведёт непонятно к чему. Включите на 10 минут телевизор и посмотрите, что там показывают, разве это можно назвать нормальным? Не хочу даже сейчас глубже лезть в эти вопросы, это надолго.
 
Вики Ли

ГП: Во время исполнения о чем-нибудь думаете, или исключительно о музыке? Некоторые музыканты рассказывают, что могут думать о совершенно посторонних вещах…

ВИКИ: Уже говорила ранее, что все происходит всегда по-разному. Иногда ты настолько сконцентрирован, что не думаешь больше ни о чем, кроме как об исполняемом произведении, о музыке. Иногда присутствует расслабленность и могут гулять посторонние мысли в голове, это нормально. Пообщавшись с коллегами на эту тему, делаю выводы, что процентов 90 думают о посторонних вещах на сцене – кто о футбольном матче, кто о предстоящем зачете, кто о неудобном смокинге. Мой знакомый коллега пианист недавно рассказывал, как на выступлении думал о том, что припарковался в неправильном месте и скорее всего, после концерта ему придётся ехать на штраф стоянку. Так что все бывает.

ГП: Насколько нам известно вы увлекались диджеингом… Рахманинов и диджей сеты конечно как-то не сливаются воедино в нашем представлении… диджейский пульт и фортепиано это совершенно разные инструменты и направления в музыке, как вам удается (удавалось) совмещать несовместимое? Что это для вас?

ВИКИ: Они и не должны сливаться – это полярные вещи. Вы же не пытаетесь слить воедино кулинарные курсы и вождение автомобиля? Это не сочетаемое и не взаимозаменяемое. Грубо говоря, пульт помогал отдохнуть от рояля и наоборот. Другое дело, что уже давно диджейство мне неинтересно, но это был интересный опыт.

ГП: Многие пианисты высокого уровня сейчас придумывают всевозможные фестивали, фонды, акции. Вам эта история близка?

ВИКИ: Скажу честно, думала об этом. Недавно с моим коллегой обсуждали как раз эту тему и даже созрел в голове проект. Загадывать не будем, посмотрим, как все дальше пойдет.

ГП: В одном из интервью, несколько лет назад, вы сказали, что мечтаете выступить вместе с группой Rammstein, мечта еще жива? Насколько вы близки к ее осуществлению?

ВИКИ: Эта идея пока никуда из головы не делась, но это не мечта. Идеи и мечты – это вообще разные вещи. Просто я страстный любитель рока (и поп рока, и альтернативного, и heavy metal и т.д.), поэтому с любой группой, которую слушаю, было бы интересно поработать, все-таки это необычный опыт. Насчёт близка или не близка к осуществлению, признаюсь – не близка. Пока ещё не начинала двигаться в этом направлении.

ГП: Вопрос, который мы не могли не задать – каково это носить титул самой красивой пианистки планеты? В 2014 году вы вошли в TOP 100 самых сексуальных девушек планеты по версии журнала FHM… Для вас это было предсказуемым или же присутствовало чувство неловкости и что это все не с вами? Ведь для многих девушек это мечта…

ВИКИ: Это было совершенно непредсказуемым, более того, я даже об этом-то и не знала, пока в последний момент не пригласили на награждение. Может это для многих мечта, но, на мой взгляд, это не те мечты, которые чего-то стоят. Вот мечтать стать нобелевским лауреатом или сделать какое-то открытие в медицине или другой науке – это мечты, это глобально. А все эти премии или конкурсы, связанные с внешними аспектами, совершенно незначительны. Не спорю, что многим это может помочь в карьере, но делать только на это ставки не стоит.
 
ГП: Какие планы в творчестве на ближайшее время? Что интересного готовит Вики Ли?

ВИКИ: Главное, что есть планы и ориентиры. Но я слышала, что чем меньше говоришь о своих планах, тем быстрее они осуществляются!

Вики Ли

ГП: Ваши пожелания нашим читателям!

ВИКИ: Желаю меньше разочарований и стрессов, больше внутреннего света и гармонии. Стараться находить во всем плюсы, в любых ситуациях, как бы странно это ни звучало и чтобы каждый день был особенным.


Поделиться:
?>