5 июня, пятница 11:25
ДОЛЛАР 69.02 ЕВРО 77.32
ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО
Новости

Станислав Садальский: «Нельзя работать там, где тебя унижают».

16 Января 2020

Станислав Юрьевич Садальский
(род. 8 августа 1951, Чкаловское, Чкаловский район, Чувашская АССР, РСФСР, СССР) – советский и российский актёр театра и кино, теле– и радиоведущий, блогер, журналист. Заслуженный артист РСФСР (1991).

Станислав Юрьевич Садальский

ГП: Когда у вас впервые появилась мысль о том, чтобы связать свою судьбу с театром?

СТАНИСЛАВ: Сколько себя помню, я хотел быть только артистом. Многие ребята выбирали сегодня одну специальность, завтра другую, послезавтра третью, но я был верен себе. В детском саду в Чувашии, потом в Канаше меня даже дразнили «артист». В воронежском интернате №2 я занимался в театральной студии «Орленок». О другой профессии я и не мыслил!

ГП: Антрепризу многие раньше считали несерьезным жанром, вы доказывали и доказываете обратное. В чем главное отличие ее от репертуарного театра?

СТАНИСЛАВ: Нельзя работать там, где тебя унижают. Со мной очень грубо разговаривал Гончаров, когда я пришел в театр Маяковского, я отработал там 2 дня и ушел. Девять лет проработал в «Современнике», и когда мне в один прекрасный день Волчек, собрав весь коллектив, сказала: «Мы тебя переведем на договор». А я был в штате. Я посчитал это оскорблением и ушел из театра, стал знаменит и получил много приглашений. Я всегда считал, что у артиста можно отнять звание и зарплату, но достоинство у него никто отнять не может. Более 15 лет я сотрудничал с агентством Лейлы Курашимовой, но потом в спектакли стали вводится артисты по знакомству, начало процветать кумовство, что сразу же сказалось на качестве спектаклей. Лейла, как хозяйка, дружеские отношения ставила выше, чем творчество, для меня это неприемлемо, и мы расстались. Я перешел в театральное агентство «Миллениум», где во главу угла ставится творческая составляющая, и продюсер всегда идет навстречу артисту. И потом, мне важна компания: те, с кем я сейчас выпускаю спектакли, безупречные люди – с ними и работа в радость, и репетиция любовь моя. Это касается и режиссера, и всех моих партнерш, и партнера. Мне очень комфортно и удобно находится с ними на одной сцене.

Станислав Юрьевич Садальский

ГП: Как вам работается в постановке «Неисправимый лгун» с Татьяной Васильевой и Ольгой Богдановой?

СТАНИСЛАВ: Я горжусь, что мои партнерши – Татьяна Васильева и Оля Богданова. Мы пропагандируем лучшую театральную школу в мире, поэтому в «Миллениуме» играют ученики учеников Станиславского. Голливуд вырос на системе Станиславского. Михаил Чехов воспитал Мэрилин Монро, Грегори Пека, Энтони Куинна. Имя Станиславского почитаемо во всем мире.

Станислав Юрьевич Садальский

ГП: Как понимаете, что пьеса ваша?

СТАНИСЛАВ: Обычно, когда мне дают читать пьесу, я засыпаю на второй странице. Поэтому у меня есть девочка Наташа, которая читает пьесы и рассказывает их мне. Но пьесу, по которой мы сейчас делаем новый музыкальный спектакль «Шашни» в театре «Миллениум», я прочел мгновенно. Это история про меня! Начинается она с подготовки к моему юбилею: я в роли Чарли Чаплина, она – Марлен Дитрих. Несмотря на то что это, казалось бы, простая житейская история, я прочел ее на одном дыхании. И как старая цирковая лошадь, которую не пустили на колбасу и оставили доживать свой век в цирке, услышав привычный марш, бьет копытом, так и я жду 8-го декабря. Когда выйду на сцену с моей потрясающей партнершей Таней Орловой, Мирославой Карпович и Ильей Бледным, с его папой, кстати, я вместе учился в ГИТИСе.

ГП: Кто с вами учился на одном курсе в ГИТИСе? Кого из педагогов вы вспоминаете с особой благодарностью – как мастеров своего дела и просто очень хороших людей?

СТАНИСЛАВ: Из тех, кто стал известен: Люся Гарница, жена Володи Качана; Миша Филиппов; Саша Скворцов, лауреат госпремии, муж Оли Науменко; Лена Миронова – она вышла замуж за какого-то князя и живет за границей. Что касается педагогов, я всегда вспоминаю своего учителя Григория Конского, друга Михаила Афанасьевича Булгакова. Григорий Григорьевич учился в Театре-студии Завадского вместе с мамой Марка Захарова Галиной. И когда Марка Анатольевича не приняли ни в один театральный институт, Галина звонила Конскому и просила взять его в ГИТИС. Конский его взял и зачислил на курс Раевского, где он и познакомился с Ниной Лапшиной. Саша Захарова родилась благодаря моему учителю. Но сам Захаров при жизни об этом никогда не вспоминал. Я его как-то встретил и спросил почему так, а он ответил: «Это давно было». У меня другое мнение: своих учителей надо вспоминать почаще.

Станислав Юрьевич Садальский

ГП: Почему так получилось, что при всей своей популярности вы не сыграли ни одной главной роли в кино?

СТАНИСЛАВ: Вы, наверное, не следите за моим творчеством. Были главные роли в «На кого бог пошлет» и в «Новогоднем киллере». У всех, в том числе и у великих актеров, у той же Фаины Раневской у Любови Орловой, были времена, когда они были востребованы, а потом случилось затишье. Оно случается в любой актерской карьере: все хотят открывать новое, забывая при этом, что иногда новое – это хорошо забытое старое. Зато меня помнят по моим ролям! Фильм с моим участием покажут по телевидению, и я снова популярен, обо мне не забывают. У меня 10 «Ералашей» – это своеобразный рекорд: ни один актер столько не снимался в этом киножурнале, сколько я.

ГП: Есть ли в вашей биографии знаковые роли для вас, актеры, режиссеры, которые повлияли на вас?

СТАНИСЛАВ: У каждого свой Чапаев. Как Люся Максакова говорила: «У меня в жизни не было своих «5 минут» как у Гурченко». Меня раньше очень злило и бесило «Место встречи» и мой персонаж Кирпич. Потом я понял, было бы печально, если бы этой роли у меня не случилось. Но моя самая любимая работа – «Падал прошлогодний снег». Это знаковый культовый мультфильм, который, как «Иронию судьбы», показывают по всем каналам перед Новым годом. Самый приятный комплимент для меня: «Как ты замечательно озвучил». Правда, меня быстро вырезали из титров из-за кляузы. Задержали с иностранкой в гостинице «Космос», я всегда любил валютные бары, и написали письмо на Центральное телевидение. А когда началась Перестройка, Саша Татарский исправил ситуацию и сделал отдельный титр: «Съемочная группа благодарит актера Станислава Садальского за предоставленный для съемки голос». Мне очень приятно, что есть такая страница в моей жизни.

ГП: В вашей жизни большое место занимает журналистика. «Комсомольская правда», «Дождь», Первый канал – далеко не полный перечень, где вы засветились, публиковались. Как пришли в журналистику? Как поняли, что это ваше?

СТАНИСЛАВ: Не было работы. Пришло время что-то поменять в жизни, и я ушел в журналистику, а потом на радио. Наше «Шоу одинокого шута» с Канделаки было на верхней строчке рейтинга. Затем снова настало время антрепризы – уже 15 лет как я вернулся в театр. Но журналистику не оставляю. Я профессиональный журналист, член Союза журналистов, меня ежедневно читают. По цитируемости я один из первых, потому, что не боюсь идти на конфликт. Как сказал Рязанов, театральные людишки трусоваты, но я смею иметь свое мнение. А это всегда интересно, когда у человека есть мнение, и он не боится его высказывать. Журналистика помогает мне оттачивать актерское мастерство. Хороший артист никогда не врет!

ГП: Ваше присутствие в эфире всегда наполнено каким-то карнавально-гротескным драйвом. Розыгрыши, шутки, подколки. Откуда у вас такое чувство юмора, а иногда и злой сарказм? От природы или приобретенное?

СТАНИСЛАВ: Чтобы оскорбить человека, достаточно сказать, что у него нет чувства юмора. Юмор – вещь индивидуальная: кому-то смешно, а кому-то не очень. Я предпочитаю иронию: никто не знает – правду ты сказал или пошутил. Ирония заставляет размышлять над словами.

Станислав Юрьевич Садальский

ГП: Вас пугает неумолимый отсчет времени?

СТАНИСЛАВ: Да, я прямо чувствую: жить осталось 3 минуты каждому. Поэтому общаться надо с теми, кто симпатичен. Ничего не надо бояться. В нашей жизни ничего не бывает потом. Как говорил Станиславский: СЕГОДНЯ, ЗДЕСЬ, СЕЙЧАС. Неизвестно, почему бывают болезни – может, вам человек неприятен, а вы с ним сидите, вот уже и клетка заработала не в ту сторону. Ничего не бойтесь!

ГП: Есть ощущение, что что-то пропустили, чего-то еще пока не успели сделать, а надо, для себя надо?

СТАНИСЛАВ: Все время такое ощущение. Но лень. Я так люблю сидеть дома перед огромным телевизором самой последней модели, смотреть мировые премьеры… Но надо работать, чтобы жить хорошо.

ГП: Полениться, значит, любите?

СТАНИСЛАВ: Очень! Есть люди-совы, а есть жаворонки. Я сова. Поздно засыпаю и поздно встаю. Для меня пытка вставать рано утром на репетицию. Но сейчас я с радостью бегу на репетиции спектакля «Шашни», чтобы увидеть Нину Чусову. Кстати, свой первый антрепризный спектакль она поставила с Ниной Руслановой и со мной. И когда у нее в интервью для «Коммерсанта» спросили: «Вам не страшно работать с именитыми актерами во МХАТе?», она ответила: «Я работала с Садальским и Руслановой – после этих танков мне ничего не страшно!».

Станислав Юрьевич Садальский

ГП: Известный британский театральный режиссер Дексан Доннеллан в своей книге «Актер и мишень» написал, что для человеческого существа актерская игра – естественный рефлекс. Что вы думаете по этому поводу? Получается, любой человек может стать актером?

СТАНИСЛАВ: Это естественно: каждый человек играет. Про актерскую профессию хорошо сказал Мейерхольд: «Кто может быть артистом, не хочет. Кто хочет, не может». Сегодня в артисты идут в основном те, кто не очень талантлив – 3 раза показали по ТВ, и они уже считают себя знаменитыми. Но они к этой профессии не имеют никакого отношения. Артист – это, прежде всего, личность, индивидуальность. Нас так воспитывали.

ГП: Вы суеверный человек?

СТАНИСЛАВ: Есть вещи, в которые я не верю. Например, не верю, что возвращаться плохо. Я, наоборот, всегда возвращаюсь, и у меня все отлично. Но когда вижу черную кошку, все равно плюю или кого-то вперед пропускаю. Он ее не видело, значит, у него все будет хорошо.

ГП: Есть прекрасное высказывание Джонатана Свифта: «Все хотят жить долго, но никто не хочет быть старым». Каким образом поддерживает свой молодой и очень боевой Стас Садальский?

СТАНИСЛАВ: Первое правило – никогда не называть свой возраст. Это психологическое старение. Второе – надо следить за собой и своим лицом. Когда не опрятен мужчина, это еще можно пережить, но когда женщина – это очень неприятно. Обожаю тяжелые восточные запахи, к ним меня Татьяна Васильева приучила. У человека должен быть один парфюм, по которому его узнают, но у меня их очень много. Третье правило – всегда хорошо пахнуть.

Станислав Юрьевич Садальский

ГП: Что сегодня главное для вас в профессии?

СТАНИСЛАВ: Я об этом не думаю. Я просто работаю. Выхожу на сцену и стараюсь соответствовать своим партнершам и партнерам.


Поделиться:
?>