26 сентября, вторник 22:47
ДОЛЛАР 57.52 ЕВРО 68.02
ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО
Новости

ВЫСШЕЕ МАСТЕРСТВО

18 Мая 2017

Ирина Слуцкая.

Российская фигуристка, серебряный призёр Олимпийских игр 2002 года, бронзовый призёр Олимпийских игр 2006 года, двукратная чемпионка мира, первая в истории одиночница – семикратная чемпионка Европы, четырёхкратная победительница финалов серии Гран-при. Заслуженный мастер спорта России. В настоящий момент Председатель Президиума Добровольного физкультурного союза, Депутат Московской областной Думы от партии "Единая Россия".

Ирина Слуцкая. Заслуженный мастер спорта России.



ГП: Ирина, давайте начнем с вашей первой победы, первой медали. Как началась история первой семикратной чемпионки Европы одиночницы?

Ирина: Первая медаль, которую я помню, она была в 1987 году – алюминиевая медаль за второе место в городе, тогда ещё Калинине. Это, пожалуй, самое первое воспоминание. Потом, конечно, были победы, о которых все знают. Победы на чемпионатах Европы и мира, две медали Олимпиады. Очень, конечно, много было этапов гран-при, соревнований, которые не числятся в графиках. Поэтому медалей было очень много различных. А самая первая было алюминиевая.

ГП: Кто вас привел в фигурное катание и почему именно этот вид спорта?

Ирина: Привела меня мама по рекомендации врача укреплять здоровье, так как я была болезненным ребенком. А в фигурном катании раньше детские начальные группы катались на улице. Так вот я и оказалась в фигурном катании, чтобы поправить здоровье.

ГП: Ирина, а в том, чтобы заниматься фигурным катанием дальше было ваше желание или это всё-таки какие-то нереализованные мечты ваших родителей? В частности, вашей мамы?

Ирина: Всего понемногу. В памяти остались какие-то яркие вспышки с занятий. Помню, как я уходила с занятий: мне очень нравилось кататься и выступать на соревнованиях, но при этом очень не нравилось заниматься в зале. Поэтому, когда нас заводили в зал, я тут же разворачивалась и уходила. А мама, в свою очередь, очень быстро поняла, что происходит что-то неладное, поэтому она придерживала дверь, чтобы я всё-таки оставалась заниматься. Мама очень хотела, чтобы у меня что-то получилось, поэтому она заставляла меня делать свое дело и отдаваться этому делу на все сто процентов. То есть если я пришла на тренировку, я должна была час-полтора, сколько длилась тренировка, отдаваться полностью. И, наверное, первым звоночком того, что мне нравится заниматься фигурным катанием, что я действительно люблю этот спорт стал момент, когда меня не взяли на выступление. Мы должны были выступать снежинками где-то, а так как я заболела меня не взяли на этот концерт. Я очень сильно расстроилась, вплоть до того, что, как рассказывает мама, сказала, что в эту секцию я ходить больше не буду. Либо, вообще, я заканчиваю кататься, либо переведите меня к другому тренеру. И мама меня перевела в другую школу фигурного катания, к другому тренеру. И там как-то всё хорошо пошло. Потом моя тренер ушла в декрет и я попала в 6 лет к Жанне Фёдоровне Громовой, с которой вся моя карьера и началась.

Ирина Слуцкая. Заслуженный мастер спорта России.


ГП: Скажите, а что для вас было самым страшным в фигурном катании и как с этим страхом боролись?

Ирина: Страшного не было ничего. Потому что, если ты боишься, то, наверное, лучше и не делать. Есть, конечно, какое-то определённое волнение, когда ты выходишь к десятитысячной публике. Это волнение, с которым нужно было научиться справляться. Для этого была нужна очень хорошая физическая подготовка, все элементы должны были быть отработаны до автоматизма. Ну и соответственно я занималась с психологами, которые меня настраивали на соревнования.

ГП: Ирина, в ваших победах какова доля удачи и какова доля везения? Что являлось мотивацией?

Ирина: Это немножко разные вопросы, что являлось мотивацией и вопрос про удачу. На удачу я никогда не полагалось. Моё положение, в котором я находилась в спорте, удачей, наверное, была правильная судейская бригада, потому что в те годы, когда выступала я, у нас основным конкурентом была Америка. Большая часть соревнований проходила на этом континенте, и весь бизнес фигурного катания был на том континенте, поэтому я стояла одна против огромной страны. Я всегда заканчивала соревнования, потому что женское одиночное катание из всех четырех видов фигурного катания всегда стоит в соревнованиях последним. И к моменту моего выступления все медали уже были розданы. Россия была сильной страной и иной раз мне, скажем так, просто не доставалось медали. Взять все четыре медали одной стране даже, по политическим соображениям, было нереально. Конечно, мне было обидно, я же соображающий человек. Когда на Олимпийских играх или на чемпионате мира уже 3 медали завоевали, четвертую просто никогда не отдадут, даже если я вывернусь наизнанку. У нас была очень сильная конкуренция. К примеру, на последних двух разминках, когда все вместе катаются, 12 человек, видно было, что все катаются на одинаковых высоком уровне и любая из нас могла стать как первой, так и двенадцатой. Поэтому на многих соревнованиях даже помарка означала, что ты мог распрощаться с пьедесталом почёта, не говоря уже про ошибку. А по поводу мотивации… Мотивация была одна, я хотела исполнять те элементы, которые не исполнял никто. Соответственно, за мной очень много рекордов, которые уже не будут побиты, потому что система судейства уже совершенно другая и я одна из единственных кто за технику в мире тогда ещё получал 6:0. А такую оценку судья всегда ставил на свой страх и риск, потому что когда судья ставит наивысшую оценку, после соревнований он должен обязательно писать объяснительную записку, почему он так сделал. А если это свой судья, российский, там вообще целая история. Могли сказать, что это национальное пристрастие и так далее. Поэтому в принципе судьи были достаточно скупы на такие оценки. Особенно на крупных соревнованиях, таких как чемпионат Европы и чемпионат мира. Ну и когда ты получаешь на чемпионате мира 6:0 это, конечно, высшее мастерство. Также мотивировало то, что я ребёнок, всё же, Советского Союза. Очень хотелось мир посмотреть, и я понимала, что если я буду хорошо кататься меня будут приглашать в различные шоу. Я объездила всю Америку, фактически всю Японию, очень много по Европе ездила. Это были открытые двери, красивые вещи, возможности. Опять-таки финансовое вознаграждение. Безусловно и в соревнованиях хотелось быть лучшей. Конечно я расстраивалась, когда занимала не первое место, но мне главное было быть честной перед самой собой. Если я выходила с выступления и понимала, что я сделала по максимуму, но из-за определённых игр, которые за бортом происходили, я не стала первой, обидно, но перед собой я была честна, что для меня очень важно.

ГП: Как вы соблюдали спортивный режим? В чём себе отказывали?

Ирина: Когда у тебя на карте стоит олимпийская медаль, в принципе соблюдать режим не так-то и сложно. Потому что ты видишь цель, идёшь к ней. С годами уже и график был выработан, и подготовка к сезону была отработана жёстко. Вплоть до дня просчитано всё. Какое-то определённое количество дней ты тренируешься в горах, потом спускаешься на равнину, потом ровно 10 дней на отпуск и именно в мае. Точно так же с питанием. Просто понимаешь, что вот это сейчас надо, а это не надо. Конечно, когда молодой, 16-17-18 лет хочется где-то потусить, но я понимала, что если я днём не посплю или вечером поздно лягу спать, тренировку я сорву. Каждая сорванная тренировка – это минус к соревновательному периоду. Поэтому выбора как такового не было. Где-то конечно немножко нарушала режим. Пару раз я от тренера получила нагоняй. Я понимала, что я хочу кататься, выступать, а всё остальное подождет.

Ирина Слуцкая. Председатель Президиума Добровольного физкультурного союза.


ГП: А сейчас вы соблюдаете спортивный режим как раньше или что-то себе, всё-таки, позволяете?

Ирина: У меня спортивного режима нет давно, потому что я совершенно в другой сфере деятельности на сегодняшний момент. Самое яркое, чего у меня нет сейчас – это, банально, дневного сна. Потому что в спорте дневной сон был обязательным. Жизнь была, такая, скажем очень маленькая, кургузая. Кроме дома и катка я вообще ничего не видела больше. Может быть в выходные куда-то уезжала. Но опять-таки, если я куда-то выезжала, я всегда должна была говорить Федерации где я, потому что ты 24 часа в сутки под наблюдением антидопинговой службы. Даже когда ты хочешь уехать в отпуск, даже если хочешь уехать на выходные, ты обязательно должен говорить, где ты будешь, потому что, в этом было определенное психологическое давление, в любой момент служба допинг-контроля могла прийти и взять у тебя пробы на допинг, никаких вариантов. Часто было так, что я приходила на тренировку к 8:30 утра, а меня уже ждали, допинговая комиссия, говорила: «Пройдемте, пожалуйста». Очень много нюансов,
которые обычные люди не знают. Но, опять-таки, если ты выбираешь этот путь, то не имеет смысла с него сворачивать, особенно если у тебя что-то получается.

ГП: Ирина, в какой-то момент у вас обнаружили серьёзные проблемы со здоровьем. Расскажите поподробнее об этом.

Ирина: В 24 года у меня обнаружили системно-ревматоидное заболевание. Это ставило под вопрос вообще моё участие в спортивной жизни, рождение детей. Было очень, очень сложно. Наверное, помогала вера в то, что завтра будет лучше, вера в то, что я могу, я должна, я хочу поправиться. Безусловно многое значил подход квалифицированных врачей и общая наша с ними работа. Было много слез, опускались руки. Не верилось, что что-то может получиться.

ГП: У вас была какая-то поддержка или это всё-таки ваше внутренний стержень помог победить болезнь?

Ирина: Без поддержки, конечно, никуда. Меня поддерживали и моя семья, и Жанна Фёдоровна. Она всегда, всё это время была рядом. Она меня мотивировала, знала подходы ко мне. Что нужно сделать, сказать, где можно немножечко отпустить вожжи, где-то наоборот. Она очень четко сработала в этот период и благодаря ей, благодаря своим родителям я встала на коньки и пошла побеждать дальше.

ГП: Ирина, вы являетесь председателем президиума добровольного физкультурного Союза. Расскажите о спортивной программе и какова цель на данный момент этого Союза?

Ирина: Мы проводим забеги под названием «Вставай и беги». Это забеги на разные дистанции, на 5, на 10 километров. Мы привлекаем людей в основном из офисов, ведущих сидячий образ жизни. Можно делать различные эстафеты между школами, между классами. На данный момент у нас есть потрясающая акция, она называется «Жить, побеждая диабет». Мы работаем с людьми, у которых сахарный диабет. Мы проехали более 10 регионов Российской Федерации. Собираем круглые столы на эту тему, как вовлекать людей с диабетом именно в спорт. Объясняем, что физическая нагрузка работает как профилактика этого заболевания, потому что очень много осложнений бывает у взрослых людей. Один из примеров осложнений – это ожирение. Также сейчас мы развиваем скандинавскую ходьбу. В Москве уже проводили мастер-класс. В регионах и в Московской области скоро будут открыты 10 школ скандинавской ходьбы для людей с сахарным диабетом. Возвращаюсь к тому, что скандинавская ходьба это очень хорошая профилактика осложнений в совокупности с правильным питанием. Я занимаюсь скандинавской ходьбой буквально три-четыре раза в неделю по 30-40 минут, правильно питаюсь. Уже научно доказано, что благодаря занятиям скандинавской ходьбой люди худеют, идёт профилактика сердечно-сосудистых заболеваний, тренируется дыхательная система, задействуется порядка 90% мышц, это даже больше, чем во время бега. Ну а для пожилых людей такие школы являются ещё неким клубом по интересам. В этих школах у нас читают лекции кардиологи, эндокринологи, читают лекции по правильному питанию. Соответственно, каждый участник нашей школы ведёт свой дневник. Они ведут записи, потому что до тренировки и после снимают самые важные показатели, это уровень сахара в крови, давление, частота сердечных сокращений, проще говоря пульс. Сейчас в 10-ти московских муниципалитетах мы запустили эти школы. Я просто верю, что это действительно сработает. Люди будут довольны. Кто-то похудеет, кто-то нормализует своё давление, уровень сахара в крови. В будущем школы, безусловно, будут работать и для обычных людей.

Ирина Слуцкая. Председатель Президиума Добровольного физкультурного союза.

Ирина Слуцкая. Председатель Президиума Добровольного физкультурного союза.


ГП: Скажите пожалуйста, а вы своих детей вовлекаете в спортивную жизнь? Хотели бы, чтобы ваши дети повторили ваш успех?

Ирина: Здесь всё немножко проще. Дети не такие как я – они сами сказали: «Хочу заниматься». Старший сын у меня занимается хоккеем, рисует, а дочь занимается фигурным катанием, гимнастикой, поёт. Как-то они у меня очень активные. Гуляют, и на велосипедах ездят, и на роликах, и на лыжах катаются на горных, на беговых. У меня активная, спортивная семья. А вот по поводу, хотела бы я, чтобы они повторили мой путь… Боженька сверху сам предопределил всё. Им – дорожку свою. Поэтому, если будет получаться я конечно буду рада, не будет – всё равно буду рада. Дети у меня учатся. Старший – в гимназии, маленькая пойдет в сентябре в школу. Образование для меня является первостепенным.

ГП: То есть, другими словами, вся ваша семья имеет отношение к спорту.

Ирина: Скорее мы ведём активный образ жизни. Потому что спорт для меня, это, всё-таки, спорт высших достижений. На сегодняшний день в спорте высших достижений у нас ни у кого нет. Мы активные, мы следим за правильным питанием, наполняемся энергией через прогулки, через катание на велосипедах, через занятия. Всем нравится, все в восторге, все крепкие и подтянутые. Главное, чтобы было здоровье, со всем остальным можно справиться.

Ирина Слуцкая с дочерью.


ГП: Ирина, какие у вас планы на будущее? Чем бы вы хотели еще заниматься, помимо того, что уже есть?

Ирина: На сегодняшний день я считаю, что профилактика заболеваний – это основа основ. Сохранение нации, сохранение здоровья, как Владимир Владимирович говорил – это приоритет, приоритетное направление для нас. Поэтому я продолжу заниматься различными программами именно для профилактики заболеваний. Я не оставлю своих деток с сахарным диабетом. Хочу, чтобы были разработаны всё же определенные программы для детишек с диабетом, потому что когда они приходят в обычную спортивную группу, тренеры очень часто не берут их. Не дай бог что-то произойдет, кто будет отвечать? Это такая межведомственная проблема. Ни Минздрав, ни Минспорта не хотят этих детей брать. Я надеюсь, что в ближайшее время мы разработаем определенную программу для этих детей и они будут вовлечены в спорт. Как показывает мировая практика, с диабетом детки тоже могут становиться олимпийскими чемпионами. И хочется донести до людей, что диабет – это хроническое заболевание и людям нужно научиться дружить со своей болячкой, встать на сторону врача и вести определенный образ жизни. Просто немножечко другой образ жизни, нежели чем у других людей. Это вот те направления, которые меня действительно очень сейчас интересуют. Безусловно я не забываю выступать еще немножко. У меня есть три своих школы фигурного катания. Это тоже одно из направлений – готовить молодежь, наше подрастающее поколение к высокому уровню. Чтобы они выходили в большой спорт, для нашей страны приносили медали и получали удовольствие от нашего очень красивого и эстетичного вида спорта.


Поделиться:
?>