19 февраля, понедельник 01:09
ДОЛЛАР 56.36 ЕВРО 70.65
ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО
Новости

Я больше не прошу

16 Января 2018

Маргарита Суханкина – одна из самых известных певиц на российской эстраде. Ее жизнь всегда была насыщена событиями. Маргарита рано начала сольную карьеру: пела в самом известном детском хоре страны, была солисткой труппы Большого театра и самой легендарной поп-группы. Пожалуй, в нашей стране нет ни одного человека, который бы не знал необыкновенного тембра и мелодичного голоса Маргариты Суханкиной и никогда бы не слышал песен «Музыка нас связала» и «Я больше не прошу»
в ее исполнении.

ГП: Как начинался ваш творческий путь, и кто привил любовь к музыке?

МАРГАРИТА: Моя любовь к музыке проявилась еще в раннем детстве. На самом деле, я должна быть благодарна своей первой учительнице по музыке в детском саду, которая заметив, с каким воодушевлением и удовольствием я пою, попросила моих родителей отдать меня заниматься музыкой. Она была уверена, что у меня есть способности, которые необходимо развивать. Поскольку мои родители были инженерами и к музыке не имели никакого отношения, они спросили: «А куда же нам отдать ребенка?». И она посоветовала для начала отдать меня в хор Дворца пионеров на Ленинских горах, который находился недалеко от нас. Мы в то время жили на метро «Университет». Меня привели на прослушивание, вот так я оказалась в хоре. Сначала меня возили на занятия родители, потом, когда пошла в школу, ездила туда сама. Помню, как родители вешали мне на шею ключ от квартиры на веревочке, после учебы я садилась на троллейбус и добиралась до Дворца пионеров, там еще две дороги надо было найти. Такая я была самостоятельная (улыбается).

Маргарита Суханкина

ГП: А как в вашей жизни появился Большой детский хор Всесоюзного радио и Центрального телевидения под управлением Виктора Попова?

МАРГАРИТА: Папа по радио услышал объявление о наборе в этот хор. Он у меня человек очень инициативный, поэтому сразу предложил мне пойти туда на прослушивание, тем более, что мне на тот момент было 12 лет, из которых восемь я уже отзанималась в хоре при Дворце пионеров, и, естественно, необходимо было развитие. Сначала я не хотела идти на прослушивание, даже помню, как расплакалась. Но родители решили пойти на хитрость – сказали: «Давай сходим на прослушивание. Не понравится – уйдем!». И я согласилась. Пришла, но никуда не ушла. Мне понравилось! Меня сразу взяли в солистки, буквально тут же мы поехали на радио записывать песню, потом были первые гастроли в Ленинграде. А еще через какое-то время я впервые попала за границу – в Чехословакию. Началась совершенно другая жизнь, я даже учиться не успевала. В то время хор был так востребован, что мы буквально не вылезали из поездок.

ГП: Получается на момент участия в Большом детском хоре, вы были подростком, какие у вас были ощущения от своего нового образа жизни? Вы чувствовали себя, как сейчас говорят, крутой, особенной по сравнению со своими сверстниками? Какие у вас были впечатления от поездок?

МАРГАРИТА: Да, конечно, ведь я не только работала, но еще и ездила за границу. Конечно, я одевалась по-другому, видела другую жизнь. Мы приезжали сюда, здесь-то у нас был «железный занавес» и все спрашивали: «Ну, как там капитализм? Страшно?». Но страшного, конечно, там ничего не было (смеется). Причем перед каждой поездкой нам постоянно напоминали, что не стоит по возвращении на Родину рассказывать о том, как на Западе люди хорошо живут. Меня больше всего удивляло, что люди там более открытые и улыбчивые, одеваются в отличие от наших соотечественников в яркую одежду. Обычно когда я возвращалась домой с гастролей, родители первым закрывали все окна и двери, садились рядом и слушали мои рассказы о капитализме. В школе со мной хотели дружить все! Подружкам, одноклассникам, учителям я всегда привозила из поездок сувениры: мыло, одноразовые тапочки из гостиниц, зубные щетки. Это все было тогда в диковинку – простые кусочки мыла и щетки вызывали такую бурю восторга и среди взрослых, и среди детей.

Маргарита Суханкина

ГП: Получалось учиться с таким графиком поездок и выступлений?

МАРГАРИТА: Во всяком случае, я очень старалась. Меня так воспитали родители. Конечно, было тяжеловато, особенно, в плане точных наук. Это была для меня колоссальная нагрузка, ведь я, в первую очередь, творческий человек. Но потом в училище мне уже все предметы давались легче, я уже успевала по всем предметам. А консерваторию я окончила с красным дипломом.

ГП: Когда к вам пришло осознание, что пение должно быть вашей профессией?

МАРГАРИТА: На самом деле, осознание пришло ко мне в образе Виктора Сергеевича Попова – руководителя Большого детского хора Всесоюзного радио и Центрального телевидения. Он был гением и всегда поддерживал талантливых ребят, в том числе и меня. Я не пропустила ни одних гастролей Большого детского хора, на мне держалась вся нижняя партия голосов. Я даже задержалась в детском хоре немного дольше, чем положено – он меня очень долго не отпускал, предлагал преподавать, когда открыл академию.  Именно Виктор Сергеевич настаивал, чтобы  я поступала в высшее учебное заведение и обучалась дальше пению. Он был уверен, что пение должно стать моей профессией.

ГП: Вы отдали Большому театру больше 10 лет жизни, были какие-то сожаления по этому поводу? С каким настроением вы покидали стены прославленного на весь мир театра?

МАРГАРИТА: Покидала, конечно, но с сожалением. Но в тот момент я уже прекрасно понимала, что оставаться в Большом театре для меня не имеет смысла. Когда-то давно, еще на заре моей оперной карьеры, друзья после окончания консерватории предложили мне пойти на прослушивание в Большой театр. Я тогда сильно сомневалась – вот прямо так взять, и прийти на прослушивание в Большой… Но тогда все решил случай. Я узнала, что Большой театр должен ехать на гастроли в Германию, заболела солистка – нужна была замена. Меня утвердили в концертную программу, а через полгода я уже была в труппе театра. Начинала в качестве стажера, без зарплаты, потом предложили принять участие в конкурсе – я его выиграла и стала солисткой Большого. Уйти решилась только в 2002 году. Сменилось руководство, я не очень была согласна с его политикой. Так получилось, что любимый театр уже не давал возможности расти дальше. И в этот момент появилось такое движение «Дискотека 80-х»: слушатели соскучились по хорошей музыке. И на волне этой ностальгии мне стали предлагать сменить род занятий. Я очень долго колебалась, думала, что я уже в таком возрасте, что поздно в своей жизни что-то кардинально менять. Мне тогда уже было около сорока. Оказалось, нет! Это самый подходящий возраст! (смеется).

Маргарита Суханкина

ГП: А какие были впечатления от первых концертов на эстраде? Как люди реагировали на вас, на ваш хорошо узнаваемый голос? Происходило что-то запоминающиеся?

МАРГАРИТА: Больше всего поражало, когда люди признавались в любви, причем любовь эта была многолетней – буквально с момента появления первых песен. Они поднимались на сцену, ждали на выходе из зала и благодарили за любимые песни. Признаться, я сначала очень терялась, особенно, памятуя работу в Большом театре, где, конечно, таких горячих признаний в любви я никогда не слышала. А потом, вы знаете, привыкла. К хорошему, ведь, быстро привыкаешь! (смеется).

ГП: Вы не скучаете по классическому вокалу, все-таки столько лет было отдано Большому театру? Вам никогда не хотелось сделать какую-то сольную программу, основанную на классических произведениях?

МАРГАРИТА: Поначалу было тяжело. Я действительно очень люблю классику. Я этому обучалась полжизни, я на этом выросла. И просто взять и оставить то, чему было отдано столько лет, было бы непростительной ошибкой. Какое-то время назад, правда, мне предлагали участие в сольном проекте с классическим репертуаром, но мои музыканты меня не отпустили, сказали: «Как мы без тебя?». Признаться, были сомнения, хотелось как-то совместить два проекта – классический вокал и эстраду. Потом пришло понимание, что на двух стульях не усидишь, и я отказалась. И, в общем-то, не жалею. Я поступила по-другому: решила дополнить свои концерты небольшим блоком – классическим отделением, где я исполняю «Адажио» Альбинони и романсы. Зрители кайфуют невероятно, когда я только задумывалась о создании этого блока, я даже не подозревала, что это будет так востребовано публикой.

Маргарита Суханкина

ГП: Вы занимаетесь развитием музыкальных способностей у ваших детей? Или у них какие-то другие увлечения?

МАРГАРИТА: Никакого особого рвения у детей к музыкальным занятиям я не обнаружила, больше так – для общего развития. Сережа занимается в музыкальной школе по классу фортепьяно, а Лерочка с удовольствием уже четвертый год танцует. Садится на шпагат, очень хорошо двигается. Для меня важно, чтобы дети были вовлечены в процесс, который им приносит не только удовольствие, но и пользу. Началось все с того, что я привела их на прослушивание в музыкальную школу,  слух у ребят есть, стали потихоньку заниматься, и я увидела, что Лере фортепьяно в тягость, спросила у Сережи, он сказал, что хочет продолжить. Играет на концертах, сдает экзамены, у него получается. Конечно, профессиональным музыкантом он не станет, зато будет всесторонне образованным человеком, когда вырастет. Недавно были в гостях у моей подруги, и там было пианино. Сережа попросил разрешения сыграть, я ответила: «Да, конечно!». Он сыграл, и все девочки, которые в тот момент присутствовали там, были его. Я потом ему на ушко сказала: «Видишь, Сережа, как важно уметь то, что не умеют другие. Чем ты больше умеешь, тем ты интересней, тем больше с тобой хочется общаться!».

ГП: Если не секрет, какие планы у вас на новогодние праздники? Предпочитаете встречать Новый год в кругу семьи?

МАРГАРИТА: В саму новогоднюю ночь я обычно работаю. Пока дети маленькие я могу себе это позволить. Тем более, что у нашей группы так много предложений 31 декабря, что отказаться мы просто физически не можем. Сережа и Лера рано ложатся спать, и отмечаем мы Новый год обычно 1 Января вечером, устраиваем праздничный ужин, а дети делают для нас новогодний концерт. Они у меня ребята очень творческие и креативные. В Деда Мороза уже не верят: в этом году признались в том, что давно подозревают, что подарки им делаю я и бабушка с дедушкой. Но при этом ощущение праздника и сказки им очень нравится. И самое первое, что они делают утром 1 Января – бегут в гостиную, чтобы найти под большой елкой свои подарки. Новогодние каникулы мы обычно проводим за городом, но периодически выбираемся в Москву на различные мероприятия для детей – елки, концерты, выступления. Стараемся посетить, как можно больше мероприятий, чтобы у ребят было много приятных воспоминаний о зимних каникулах. А еще у нас по соседству есть лошадиная ферма, где для детей устраивают новогодние катания и представления. Выезжает весь в белом Дед Мороз на тройке белоснежных коней, как в песне «Три белых коня», и мчится по полю, так, что у всех, кто видит это, дух захватывает – кажется, что мы попали в самую настоящую русскую сказку про Морозко. Это так эффектно и красиво смотрится! Моим детям на ферме очень нравится, особенно Лерочке, она без ума от лошадей. Дети с удовольствием катаются и на санях с Дедом Морозом и верхом, не боятся и всегда возвращаются домой румяные, счастливые и немножко уставшие.


Поделиться:
?>