20 апреля, вторник 00:20
ДОЛЛАР 76.25 ЕВРО 91.48
ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО
Новости

«Я прощупываю этот мир» (Интервью с Евгением Банифатовым)

16 Декабря 2020


Евгений Банифатов – российский актёр театра и кино. На его счету огромное количество ролей в российском кинематографе, но известность ему принёс сериал «Молодёжка», где он сыграл капитана команды «Титан» – нападающего Игоря Дрозда. И сегодня в гостях нашего нового номера добрый и искренний Евгений!

МАРИЯ: Премьера фильма «Смотри как я» уже состоялась, с чем я тебя и поздравляю! Фильм на самом деле очень интересный несмотря на то, что он очень молодёжный. Как ты сам оцениваешь этот фильм и твою роль в нём. Насколько этот образ тебе близок?

ЕВГЕНИЙ: Это интересная работа. Интересна тем, что я знаю кто его создавал и какие идеи и цели преследовались. Когда я посмотрел результат, мне показалось что, да, это может быть. Это первая работа режиссёра и продюсера – это первый их опыт. Фильм был снят за очень маленькие деньги. Скажем так окунулись в мир кинематографа без классической истории – распиливание денег. Главная идея этого фильма в том, чтобы попытаться показать простую нашу бытовую жизнь. 

МАРИЯ: На самом деле в фильме много мелких персонажей, но ключевых и они на самом деле яркие. Я смотрела специально этот фильм при подготовке к интервью. Мне была интересна твоя роль. Да, это грань, чтобы не дойти до фарса. В этом смысле я была поражена, как можно за два-три появления в кадре по тридцать секунд стать запоминающимся персонажем?! Со съёмочной командой возникли дружеские отношения? Что-то новое вошло в жизнь?

ЕВГЕНИЙ: Нового нет. Мы с большей частью команды знакомы много лет. На площадке мы не пересекались, так как там было два главных персонажа – это молодые и никому не известные ребята, которые первый раз попробовали себя в роли. Ребята очень аккуратно и хорошо смотрелись. А мы приезжали на площадку и уезжали. Там было по два-три съёмочных дня. Уже потом, когда на экране я смотрел, то удивлялся, что многих актёров я знаю. Режиссёр и продюсер этого проекта – это мои хорошие друзья. Поэтому у меня не было на площадке момента знакомств и притирок. У нас была своя хорошая атмосфера. 

Евгений Банифатов

МАРИЯ: Раз мы с тобой пошли по новым проектам, что ещё нового у тебя из проектов?

ЕВГЕНИЙ: Только завершил работу в проекте «Талисман». Такой комедийный проект с Михаилом Башкатовым. Он мой партнёр и мы с ним два опера. Это не «Улицы разбитых фонарей», а такая комедийная работа. Мы таких два неудачника, всё у нас не получается и тут в нашу жизнь врывается магия – ведьма, которая по своим причинам помогает оперу, моему помощнику и мы начинаем идти по карьерной лестнице вверх и раскрывать интересные дела. Всего будет десять коротеньких серий, которые выйдут на интернет– платформе. Когда точно выйдет, пока не могу сказать. 

МАРИЯ: По поводу кинематографа я хотела тебе задать такой вопрос, с учётом того, что все сейчас уходят в интернет, по крайней мере, телеканалы меньшее количество людей смотрят, вот как ты относишься к этому и какое твоё мнение по поводу кинематографа? Он перейдёт на интернет-площадки или же всё-таки в телевидении он ещё нуждается?

ЕВГЕНИЙ: Телевидение, как по мне, в крупных городах умирает. В регионах оно ещё крепко держится. Есть официальная статистика по поводу этого. Если что-то и снимается, то с ориентацией на регионы. Так как Москва смотрит больше онлайн-кинотеатры, то интернет перенасыщен разными проектами. У зрителя огромный выбор и поэтому проекты для интернета придумываются один изощрённей другого. И меня на самом деле это радует. Наконец-таки появилось какое-то соперничество, потому что если мы зальём какой-нибудь обычный сериал про ментов, то его просто никто не будет смотреть. Начинают внедрять новые какие-то штуки и начинается соперничество. Поэтому, заходя в интернет, можно наткнуться на какой-нибудь хороший проект. Проект «Чики» я посмотрел недавно. Это очень хороший и достойный русский сериал. Я с большим удовольствием его посмотрел. Там огромное количество моих знакомых актрис играет: Варя Шмыкова, Ира Горбачёва и это прям хороший проект. А то, что для телевидения создаётся – это всё по старой школе.

Евгений Банифатов

МАРИЯ: По сути своей, все сериалы, которые в последнее время были: «Молодёжка», «Зайцевы», «Воронины», «Счастливы вместе» – они все фоновые. Тебе всё время достаются какие-то комедийные роли. Ты когда стал на путь актёра ты себя каким видишь?

ЕВГЕНИЙ: Я человек добрый – это, наверное, один из главных плюсов или минусов моих, наверно данность такая. И на эту данность обращают внимание. Джон Осборн в пьесе «Оглянись во гневе» говорил, что доброта – это самое сложное чувство, потому что на неё нужно много сил. Это действительно так и, возможно, из-за того, что я стараюсь жить, по совести, не переходить чьи-то границы, улыбаться, быть приветливым, таким меня и видят, наверное. И соответственно роли мне дают такие. Конечно же, я хочу сыграть мерзавца! Это уже просто боль моя на сердце! Личное и актёрское не должно смешиваться. Мы же в принципе с этого и начали, что вот эта эпоха потоковых сериалов наконец-то начинает заканчиваться. Меня это радует! Потому что ты приходишь на кастинг, на тебя смотрят и сразу же говорят, что ты добряк или брат добряка, а как ты там играешь – хорошо или плохо, главное по росту подошёл и рот открываешь вовремя. Оно как-то вот так всё лепилось. Это уже был такой накатанный механизм. Наконец-таки из тех проектов, которые я в интернете смотрел, я не увидел ни одного лишнего актёра, не увидел какого-то блогера влезающего в мотор, потому что по типажу они уже не подходят. Поэтому собираются ансамбли такие крутые, что ты смотришь и думаешь – вот это круто! 

МАРИЯ: Я с тобой согласна! Это очень радует! Скажи мне, как ты решил стать актёром, в какой момент? Это была мечта или всё произошло спонтанно?

ЕВГЕНИЙ: Это профессия меня нашла. Я всю жизнь занимался каким-то творчеством. Я из Волгограда. Я из такого района и плюс ещё были 90-е, что для пацана нужна нормальная работа. Танцы-пляски это хорошо, но деньги то откуда брать? Поэтому я выбирал себе профессию. Я очень хотел профессию врача, а именно быть хирургом. Даже несмотря на то, что я учился очень хорошо, я всегда давал себе установку, что если у меня не хватит ума поступить в медицинский, то пойду на повара-кондитера. Поэтому про театральные я не думал. Хотя есть у нас Волгоградский ВГИК – это, по-моему, филиал Московского ВГИКа, у меня там одна моя хорошая подруга училась. Я приходил туда к ней, потому что школу я экстерном закончил и времени у меня было много. И я стал с ней ездить в институт. За год моих туда поездок все меня уже знали, вплоть до педагогов. Я был там просто вольным слушателем, но участвовал в каких-то этюдах, и я был очень уместно находящимся там. И мне сказали, тебе ничего проходить не нужно, ты приезжай и поступишь. А мне и правда ничего не нужно было и тем более поступать туда. У меня был знакомый, который учился в Саратовском театральном институте, где учился Табаков, Миронов. Он приехал и начал зазывать меня в Саратов к нему в институт! А я-то за свою жизнь даже из Волгограда никуда не выезжал, какой там Саратов! Он настоял, говорит давай просто поедем, а там посмотрим. Я пришёл домой, взял у мамы пятьсот рублей под предлогом того, что мы с ребятами едем на Волгу и нужно заправить машину. Она дала мне эти пятьсот рублей, я собрал там какие-то вещи, и мы автостопом доехали из Волгограда в Саратов. Я поступил! Я в этот же день, когда узнал, что зачислен, позвонил и сообщил об этом маме, в этот день у неё был день рождения. А потом было уже Щукинское! Я решил поменять обстановку, посмотреть Москву и купил билет в один конец. Стоя на перроне в ожидании поезда, встретил свою знакомую, которая тоже ехала в Москву. Она каждый год пыталась поступить в театральное, но никак не получалось. И, садясь в вагон, она мне говорит, что давай поживи у меня в Москве, а я буду поступать, а то мне одной скучно, а ты будешь со мной ходить. Мы начинаем проходить кастинги, а она говорит: «Это у меня самый успешный год, ты у меня как талисман». Потому что у неё везде были конкурсы и заодно и у меня: во ВГИКе два конкурса, в Щуке, в ГИТИСе. Так я и оказался в Щуке, пошел туда на мастера, но, как оказалось, мастером я ошибся, он нами не занимался от слова совсем и на втором курсе он нас бросил. Но нас всё-таки подняла замечательный педагог Павленкова Наталия Николаевна и под её руководством мы закончили
обучение.

Евгений Банифатов

МАРИЯ: После всего этого как ты здесь попал в кинематограф?

ЕВГЕНИЙ: Я же уже был немножечко научен и в принципе какие-то разделы в институте я просто пропускал, что, конечно же, раздражало педагогов, потому что я лентяйничал. Ходил по кастингам, занимался собой и пытался найти себе хорошего агента. 

МАРИЯ: Какая твоя первая киноработа?

ЕВГЕНИЙ: Первая работа случилась на втором курсе. Это было для телеканала НТВ и это такая не очень приятная для меня работа, не люблю о ней говорить. А из первых приятных моих работ это, наверное «Зайцевы».

МАРИЯ: Сейчас в театре ты играешь в Москве?

ЕВГЕНИЙ: Сейчас в репертуарном нет. Я как приглашённый артист в театре на Юго-Западе. Я вернулся к Гоголю, так как очень его люблю. Просто в какой-то момент я понял, что я от всего очень устал и моя работа не приносит мне удовольствия. Я был очень загружен разными проектами и, наверное, выдохся. Я понял, что много сил отдаю непонятно чему. Очень сильно устал морально. И я поставил себя перед выбором – либо я ухожу из профессии, потому что меня начинает это тяготить, читаю роли и понимаю, что это полная чушь, а этим нужно заниматься через силу, чтобы заработать денег, либо что-то ещё придумываю. И я начал заниматься организацией праздников и мероприятий. Сначала как ведущий. Потом появилась своя маленькая конторка, начал выигрывать небольшие тендеры на проведение мероприятий. Вот это меня и кормит. Таким образом, в актёрстве у меня произошла пауза. А потом начались проекты, которые прям вот интересные. С моим коллегой пришли на премьеру «Игроков» по Гоголю в театр на Юго-Западе, и я обалдел. Я первый раз в жизни увидел постановку по Гоголю, как я себе это представлял в голове, а я обожаю Гоголя! Потому что я не понимаю, когда Гоголя ставят классическим – он ведь сумасшедший! Нормальный человек ведь не напишет «Вечера на хуторе близ диканьки»! Гоголь – он инакомыслящий, с бесовщиной! И я прихожу и вижу это шоу! Просто на маленькой сцене, камерный театр! Я был под таким впечатлением, что аж захлёбывался! Я вышел и думаю: как бы мне хотелось сыграть в такой постановке! Я просто подумал о том, что очень хочу сыграть в такой постановке и через полгода мне звонят из этого театра с предложением. Этот же режиссёр ставит «Маленькие трагедии» по Пушкину. И в итоге я играл Амадея Моцарта в «Маленьких трагедиях». А спустя время ко мне подошёл наш режиссёр с предложением сыграть в «Игроках» Гоголя. И это было просто невероятно!

Евгений Банифатов

МАРИЯ: Я очень много слышала хороших отзывов об этом театре! Многие говорят, что не променяют этот театр ни на какой другой, потому что это что-то особенное!

ЕВГЕНИЙ: Я считаю, что главный его успех – это камерность. Там очень прекрасные все актёры. Когда ты приходишь и видишь работу актёра – это впечатляет!

МАРИЯ: Что ценнее в плане опыта для актёра и что важнее для тебя лично – это театр или кино? 

ЕВГЕНИЙ: Мне театр нравится больше. Как бы это не парадоксально звучало, кино я люблю не меньше. Но, как мне кажется, развиваться актёр может только в театре. Пробовать общаться с режиссёром, пытаться всё это интересно собрать, а в кино это иначе. Там нужно очень хорошо знать законы кино. Простыми словами, на съёмочной площадке у тебя меньше времени на всевозможные эксперименты. Ты должен поэкспериментировать дома и уже прийти на площадку с багажом наработок. А в театре у тебя есть возможность поговорить, пообсуждать, поспорить и поругаться. В этом как раз и рождаются какие-то важные вещи, от которых у зрителя захватывает дыхание.

Евгений Банифатов

МАРИЯ: При съёмках в фильме у тебя есть в запасе много дублей, а вот выходя на сцену театра, ты этого не имеешь. Насколько для вас актёров театра это волнительно или вы не чувствуете зрителя со сцены, и вы находитесь полностью в игре?

ЕВГЕНИЙ: Это совсем две разные истории. Зритель в кино – это одно, а зритель театра – это другое. Чтобы не казалось что кино это так легко и просто, потому что есть дубли, то это не так. Кино в этом смысле тяжелее, потому что в театре я выхожу на сцену и как по маслу иду до конца спектакля. А в кино ты заходишь в кадр и начинается просто хаос – меняются локации, эмоции, и ты не успеваешь вжиться в своего героя и проникнуться им. Это очень тяжело. И у тебя нет возможности посидеть с режиссёром часа четыре, чтобы обсудить все детали, попробовать их отыграть по-другому. Ты должен выйти и сделать, потому что съёмочная площадка стоит очень дорого.

МАРИЯ: Какой российский актёр для тебя на первом месте? 

ЕВГЕНИЙ: Мне Хабенский очень нравится. Мне нравятся работы Хабенского. Ни одна его работа, о которых я знаю, не была сделана плохо. Мне нравиться как он работает и его жизненная позиция. 

МАРИЯ: А из иностранных?

ЕВГЕНИЙ: Не могу сказать, потому что я не очень понимаю их систему кинематографа. Я не понимаю энергозатратность их. Поэтому я превращаюсь в обычного зрителя, у которого мерило только одно – нравится или не нравится.

МАРИЯ: Ты когда хочешь посмотреть фильм, твой выбор падает на иностранные фильмы или на наши?

ЕВГЕНИЙ: Иностранные, но с большим любопытством и наши. Мне нравятся те, которые вызывают эмоции.

Евгений Банифатов

МАРИЯ: Я не могу тебе не задать этот вопрос, как ты провёл режим самоизоляции? Ты соблюдал этот режим? Как на твоей работе вся эта история отразилась?

ЕВГЕНИЙ: Да, я соблюдал его, как и все. Как я сказал ранее, я занимаюсь организацией мероприятий, которая требует идей. Вот сейчас, пока у меня плотный съёмочный график, у меня нет времени сесть и подумать, придумать что-нибудь интересное. А в период самоизоляции у меня было полно для этого времени. Поэтому были придуманы интересные наработки, которые я сейчас пробую реализовать. Без дела не сидел.

МАРИЯ: Многие проходили онлайн-обучение в этот период, ты ничем подобным не занимался?

ЕВГЕНИЙ: Дополнительное образование я не получал, скажем так. Я пытался изучать иностранный язык, но пока не получил хорошего результата. Но это было хорошее время, я пересмотрел свой график. Конечно, планы нарушились, у меня намечались хорошие проекты, крутые организационные проекты в других странах, ну а в целом всё хорошо.

МАРИЯ: Я слышала, что ты увлекаешься экстримом. Прыгаешь с парашютом, увлекаешься роупджампингом, ты сейчас этим продолжаешь заниматься?

ЕВГЕНИЙ: Сейчас меньше. На это просто сейчас нет времени. А так, каждое лето я провожу в прыжках. Прыгаю я не потому, что я люблю высоту, нет, не в этом дело. Мой экстрим он даже в большей части безопасен. Прыжки с моста – это очень безопасная вещь если делать это у хорошей компании. Занимаясь этим, ты испытываешь целую палитру эмоций. Это очень крутая перезагрузка. Я не знаю откуда это во мне, но мне нравится. Мы снимали сериал, который называется «Солнечный круг», но он ещё не вышел. Это история про 79-й год. В этом сериале у меня роль воздушного гимнаста. Половину сериала мы снимали в цирке на Вернадского, а как вы знаете, это самый высокий купол в Европе, высотою в семиэтажный дом. По технике безопасности на арену нельзя выходить вообще никому. Я подружился с воздушными гимнастами и когда у нас были съёмки я попросился у них прыгнуть. Это конечно всё запрещено, потому что одно неверное движение и ты очень серьёзно будешь травмирован! Ты должен чётко приземлиться в мёртвую точку. Этот момент нужно прочувствовать и вовремя отпустить руки, тогда тебя никуда не занесёт, и ты ровненько упадёшь в сетку. И в итоге я залез под купол для прыжка, прыгнув я, конечно, испытал невероятные ощущения.

Евгений Банифатов

МАРИЯ: Я так понимаю, что ты любишь некоторые экстремальные ощущения, но почему тогда ты не участвовал ни в одном из таких проектов как: «Последний герой», «Форт Боярд» и прочие?

ЕВГЕНИЙ: Дело в том, что к моменту съёмок этих всех проектов, уровень моей медийности был мал. То есть уровень моей популярности не позволял мне быть героем этих проектов. Я не против, но я был в то время не того уровня. Сейчас идет кастинг в «Последний герой», но я не могу участвовать, так как в феврале я очень сильно повредил колено. Так как колено нагружать мне нельзя, я пошёл и отучился на категорию «А» для езды на мотоцикле.

МАРИЯ: И последний вопрос к тебе – кем и как ты себя видишь через 5 лет?

ЕВГЕНИЙ: Очень всё размыто. Скорее всего, у меня не будет привязки к стране. Буду работать и у меня будет уголок возле моря, где я могу заземлиться. Это первое, что я себе представил. У меня в принципе за последний год произошли очень серьёзные изменения. Я очень много летаю по миру – по работе и просто для себя. Таким образом я прощупываю этот мир. Я хочу свободно жить и свободно перемещаться по миру.

МАРИЯ: Ты допускаешь мысль, что ты можешь уйти из этой профессии?

ЕВГЕНИЙ: Скажем так, перемещения по миру – это недешевое удовольствие. Должен быть ресурс, который будет содержать меня и мою семью. Актёрство я не оставлю никогда! Это будет для души, а для заработка и содержания семьи как раз ресурс. Я перестал зарабатывать на этой истории, я не прихожу на кастинги с голодными глазами! Мне это просто нравится, а для заработка у меня есть другой ресурс.





Поделиться:
?>