20 апреля, вторник 00:13
ДОЛЛАР 76.25 ЕВРО 91.48
ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО
Крыша

Как строится «Национальный космический центр» РОСКОСМОСа в Москве

8 Февраля 2021

Два года назад в феврале 2019-го президент Путин в своём обращении Федеральному собранию объявил строительство нового центрального офиса госкорпорации РОСКОСМОС одной из приоритетных задач для столицы. Расходы взяли на себя правительство Москвы, которые решили вложить 26 млрд в комплексное преображение территории завода им. Хруничева в Филях. Этот остров позднесоветской индустриальной неустроенности между Кутузовским проспектом и ММДЦ давно интересовал девелоперов и, возможно, станет смыслом и сердцем давно лелеемого «Большого Сити». По крайней мере так хочет мэрия Москвы. Что получилось за 2 неспокойных года и есть ли шанс на открытие к 2023 г., как было запланировано президентом, изучил на строительной площадке спец. корреспондент журнала «Горпроект» Максим Кирсанов. 

Как поддержать темпы строительства в непростые времена

Единая информационная система жилищного строительства (ЕИСЖС) госкомпании «Дом.РФ» сообщает, что в целом к началу 2021 года объёмы строительства в стране по-прежнему не вернулись на уровень до эпидемии. В январе прошлого года строилось около 9800 домов (или 102,8 млн. кв. м), в этом январе лишь 8400 домов или 92 млн кв.м. На фоне жилищного строительства прочие подкатегории отрасли к началу 2021 года вступают в неплохом состоянии: даже торговое строительство стало возвращаться в виде небольших районных ТЦ (только в Москве запланировано открытие в течение года почти 1 млн кв. м пригодных для аренды площадей), а локомотивом отрасли стало, конечно, административное и инфраструктурное строительство, которое наращивало темпы весь год, несмотря на любые неурядицы в стране и мире.

Огромный объект строящийся на сложных грунтах у реки был бы невозможен без опалубки ПСК-Дельта для фундкаментов и подземных этажей.jpg

Даже в январе 2021 года, когда на европейскую часть России обрушились небывалые температурные аномалии, строители, уже привыкшие к условиям ЧП, не снижали скорости работы. Оказавшись на стройплощадке НКЦ посредине завода им. Хруничева, сразу понимаешь, что объект РОСКОСМОСа среди передовиков: почти 800 рабочих на площадке, круглосуточно возводящих огромные монолитные конструкции, сопоставимые с корпусами АЭС, производят впечатление. Всего несколько месяцев назад на объекте, занимающем 7 гектаров и более 250 тысяч кв. метров завершилось возведение фундамента и подземных парковок, и вот уже высота будущего гиганта приближается к уровню 7-ого этажа. Всего их будет 47 в самой высокой угловой части комплекса, где 260-метровая башня с вышкой космической связи (ведь в ней запланирован даже новый Центр Управления Полётами (ЦУП) – дополнительный ситуационный центр к уже существующему в Королёве) станет новой доминантой района. «То есть осталось порядка 85%?», уточняем у согласившегося дать интервью для «Горпроект» на стройплощадке начальника Участка Сергеева Ивана Сергеевича из «МИП-Строй №1». Он не согласен, так как самая сложная уже была сделана осенью и этой зимой с помощью объёмных опалубочных систем PSK-CUP: речь о первых этажах комплекса, которые объединят производственные офисные, выставочные, образовательные и другие функции. «Дело в том, что мы Национальный космический центр – это необычный небоскрёб», описывает специалист, показывая огромные метровые выпирающие перекрытия фасадной части и очень высокие потолки первых этажей (до 28 метров!), больше похожие на атриумы ТРЦ или заводов. «Этот небоскрёб не столько для офисных работников, сколько для инженеров, а также для иногда очень массивного оборудования».

Начальник участка МИП-Строй Иван Сергеевич Сергеев доволен качетвом российской опалубки на объекте.jpg

 

Почему небоскрёб РОСКОСМОСа особенный

Мы привыкли к офисным и жилым небоскрёбам. В 2020 году московское небо взяли стремительным штурмом строители D1 и Capital Towers, в 2019-м – ЖК Небо на Юге Москве и NEVA Towers в Сити. Всего же подобных высотных объектов – уже почти сотня, только в портфолио ГК ПромСтройКонтракт. Однако, можно ли использовать небоскрёбы иным способом? Как огромные кластеры, объединяющие лаборатории, цеха, производственные помещения и даже конвейеры? Этот вопрос может поставить в тупик даже историка архитектуры. Эту идею разрабатывали конструктивисты СССР в 1920-х годах, отчасти её воплотил небоскрёб газеты «Daily News» в Нью-Йорке, ещё больше – высотка Московского университета. В наше время похожие идеи продвигаются некоторыми азиатскими корпорациями, например китайской «Tencent», чья высотная штаб-квартира так же содержит лаборатории и производственные помещения. Однако, что такое сборка микроэлектроники на фоне спутников и элементов ракеты? Решение вставить в пристройки небоскрёба промышленные производственные помещения, пусть даже такого штучного и индивидуально-прорабатываемого продукта, как элементы космических систем – это действительно необычно. Разумеется, инженеры и их лаборатории будут не в высотной части (это было бы попросту небезопасно, хорошо, что «Роскосмос» имеет собственное производство скоростных лифтов). Комплекс будет содержать множество производственных блоков – «клавиш», примыкающих к общей вытянутой оси строящегося здания. В каком-то смысле небоскрёб РОСАТОМа станет одновременно и «вертикальным», и «горизонтальным» (то есть длина обоих частей будет соразмерна), что за счёт скошенной «треугольной» кровли добавит сходства с логотипом госкорпорации.

Огромные перекрытия национального космического центра (НТЦ) сопоставимы с АЭС.jpg

Зачем такие сложности? С одной стороны, объяснение лежит на поверхности: работа завода им. Хруничева не должна приостанавливаться, и его модернизация происходит на бывшем пустыре, за которым строительство новых высокотехнологичных блоков в составе будущей высотки. Знаменитый журналист и сотрудник «Роскосмоса» Иван Сафронов в своём расследовании на эту тему («Я – земля, я свои провожаю гектары» в Ъ №33 2019 г.) отмечал, что возможность такого неочевидного «уплотнения» для предприятий Роскосмоса, это возможность финансовой оптимизации. Мэрия Москвы, оплачивающая и строительство небоскрёба, и подведение инфраструктуры, включая четыре моста, взамен получает лакомые кусочки в центре и площадки под «реновацию» района Фили в непосредственной близости от завода им. Хруничева.

С другой стороны, сведение воедино административных офисов и инженерных отделов призвано решить важную проблему всех космических центров: сложность «состыковки» научных интересов (которые отстаивают инженеры) и выполнение конкретного гос.заказа, за который ответственна администрация компании. Ещё в 1980-е годы, после взрыва шаттла «Челленджер» комиссия президента Рейгана выяснила, что именно такая проблема была характерна для NASA. Так что иногда противоречия между чиновниками и учёными, отсутствие оперативного взаимодействия в пылу споров о вечно горящих сроках, могут приводить к настоящим катастрофам. Но и для устойчивого развития компании важно улучшение коммуникации между отделами. Мы рассказывали об этом в статье про строительство Технопарка Сбербанка в СКОЛКОВО.

Характерно, что для решения близкой задачи РОСКОСМОС выбрал на открытом конкурсе проект «UNK project», имевший опыт работы и над высотными объектами («Империя Тауэр» в Сити) и над образовательными кластерами (в Сколково и Иркутске) и над штаб-квартирами крупных корпораций (например, MAIL.ru) и даже над другим имиджевым проектом российской гос-промышленности: павильоном ВДНХ РОСАТОМа, который, как и «Национальный космический центр» призван продвигать российские технологии по всему миру. При этом детище Сергея Кириенко уже по своей природе (как в конечном итоге «продавцы» электричества) находится в более выгодном финансовом положении, чем организация, под управлением Дмитрия Рогозина, которая, с одной стороны, решает политические задачи (и возведение нового космодрома «Восточный» взамен Байконура – лишь одна из них), и одновременно, как и положено настоящим учёным, стремится больше тратить, чем зарабатывать, по крайней мере, пока. Но мы ведь знаем, что космос, где наша страна была первой, в светлом, воспетом фантастами будущем, ещё вернёт нам со сторицей все вложения.

А пока – новая, оптимизированная современной архитектурой, структура РОСАТОМа после переезда в НКЦ, вполне возможно, позволит нам в итоге не отставать ни от Илона Маска и его Space X, ни от других конкурентов. В 2020 году по всей Земле состоялись 114 космических пусков, из которых всего 17 было российских. Однако, тот год не зря был одним из самых тяжёлых в истории человечества. Вполне возможно, за антирекордом мы нащупаем дно и снова рванём в космическую высь.

Информационный партнер psk-holding.ru


Поделиться:
?>