7 августа, пятница 06:57
ДОЛЛАР 73.04 ЕВРО 86.62
ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО
Крыша

Кризис как шанс для оздоровления

20 Мая 2020

Эксперты отмечают, что любой глобальный кризис - это не только испытание, но и шанс на переустройство мира в лучшую сторону - после его завершения. Великая депрессия в США - привела к появлению социального государства и к великим стройкам. После разрушительной Отечественной войны - в СССР начали массово строить жильё и гуманизировать политику. После 11 сентября мы стали жить в мире более безопасном, где невозможны теракты подобные Локерби, а шансы простого гражданина не быть подорванным по пути выросли в разы. Каким будет мир после коронавируса, мы, конечно, ещё не знаем. Строятся разные гипотезы: от существенного падения мировой экономики и архаизации, до нового технологического рывка. Специальный корреспондент журнала Горпроект Максим Кирсанов пообщался с экспертами мира строительства и урбанистики, чтобы понять, как изменится мир, в котором мы живём на самом непосредственном уровне: городов, районов и, в итоге, крыши над головой простого гражданина.

Какой должна быть больница в эпоху эпидемий?

Казалось бы, вопрос слишком специфичен и его должны решать специалисты-вирусологи (пусть теперь ими и стали все - по меткому выражению президента В. Путина). Однако обзор темы к концу апреля позволяет прийти к удивительным открытиям. Мы проанализировали более сотни публикаций СМИ, где тема «строительства больниц» проходит красной нитью. Даже гламурные таблоиды сообщают, как Донателла и Аллегра Версаче пожертвовали на отделение интенсивной терапии миланского госпиталя San Raffaele 500 000 евро, а их конкуренты Prada – в три раза больше уже для трёх больниц. Однако даже простой взгляд, на такие ключевые в борьбе Италии точки как госпиталь «Ospedale Luigi Sacco» (основан в 1927 году) или «Vittore Buzzi» (возрастом более полувека), показывает, насколько они не похожи на гигантский и только в прошлом году полностью открытый комплекс в Коммунарке, который после посещения президентом стал символом российской борьбы с эпидемией). С одной стороны, у нас старинные итальянские комплексы в 10 минутах от центра (что упрощает доставку больных), где лишь достраивают или ремонтируют корпуса, с другой –построенный с нуля ультрасовременный «новодел» в Новой Москве, крайне далёкий не то, что от центра – от любых исторических границ города.

Коммунарка

Но особое положение больницы ГКБ № 40 в Коммунарке скорее результат стечения обстоятельств (хотя оно в том числе породило знаменитые «очереди из скорых»). Менее 10 лет застраивается Новая Москва, и все ключевые объекты в ней строятся с запасом, который и оказался востребован. Совсем другое дело – больницы, построенные в разгар эпидемии. Если в марте российские власти сообщали, что возведут быстромонтируемое мобильное сооружение между поселениями Голохвастово и Вороновское на Калужском шоссе, то уже 20 апреля торжественно открыли полноценную клиническую больницу на 900 коек с общежитиями на более, чем 1000 врачей и сотрудников, и ещё с 30 капитальными сооружениями. Специалисты ГК ПСК, поставлявшие материалы на эту ударную стройку, длившуюся всего месяц, свидетельствуют, что монолитные бетонные фундаменты, линии коммуникаций, стены из сборного железобетона и современные изоляционные и отделочные материалы полностью соответствуют стандартам строительства объектов для постоянной работы проживания комфорт-класса. Это подтвердили, Марс Газизуллин, генеральный директор АО «Мосинжпроект», и вице-мэр Москвы Андрей Бочкарёв. Они сообщили, что качество больницы не будет уступать аналогичным объектам, «строящимся за полгода». Сторонние эксперты, опрошенные нами, например, известный военный врач Алексей Водовозов обращает внимание, что «Инфекционный центр» в Новой Москве - это полноценная многопрофильная стационарная больница. Её построили немного медленнее, чем знаменитые 10-дневные корпуса в Ухане. Но в Китае были ударно собраны просто временные боксы-вагоны, снаружи обвязанные инженерными системами, в отличие от основательного российского конкурента площадью 80 000м кв.м.

Кризис как шанс для оздоровления

Но отличаемся мы не только от Китая, в целом мало похожего на кого. Взглянем на палитру западных стран. Пока в Москве врачей селят в вип-гостиницах, в Милане в гостиницах вокруг Центрального вокзала были расселены больные. Про странные больницы столицы Ломбардии мы уже написали. Российские СМИ по ошибке сообщали о «строительстве» больницы San Raffaele, но этот крупный университетский стационар в НИИ работает с 1969 года (а в 1990-ые и 2000-ые был признан одним из лучших в Италии), в котором проводились работы по увеличению отделения интенсивной терапии. И в итоге основное число дополнительных койко-мест было сделано с помощью быстровозводимых конструкций, а собранные пожертвования пошли на оборудование и зарплаты врачам. Конечно создавались и новые больницы временного характера. Одним из них стал павильон миланской ярмарки Fiera Milano City, площадью примерно 12 тысяч квадратных метров, который был трансформирован в реанимационную на 500 человек. Аналогичные решения приняли в Испании, где в центре Мадрида, что опять же помогало уменьшить время в пути для скорых, переоборудовали выставочный комплекс IFEMA (очередной аналог нашего Крокус Экспо), который теперь может вместить до 5000 больных. Северные соседи европейских южан действовали похоже. Германия превратила в больницу до 1000 пациентов, выставочную площадку Berlin Messe в районе Шарлоттенбург–Вильмерсдорф (центр Западного Берлина). Читая эти списки, нельзя отделаться от мысли, что если бы президент «Crocus Group» Араз Агаларов вовремя договорился с российскими властями, то ему не пришлось бы теперь сравнивать свой бизнес с тонущим кораблём. Ниже мы покажем, была ли у него такая возможность. Завершая же тему строительства медицинской инфраструктуры, можно сказать, что в Европе и Америке хватало и экзотики: стадионы в Бразилии, центральный парк и теннисные корты в Нью-Йорке, стадионы НХЛ в Канаде, концертный зал в Роттердаме, круизный лайнер в Генуе, вертолётоносец «Le Tonnerre» и скоростной поезд во Франции. Список можно продолжать долго, но у всех этих объектов масса общего - они мало того, что временные, но расположены не в чистом поле, а принципиально в центре, в объектах с максимально удобной транспортной доступностью, чтобы больные быстро попадали к врачам, а команды «скорых помощей» не сходили с ума.

Почему же Россия, чьи власти так любят ссылаться на международный опыт (в том числе в случае карантина), тут пошли кардинально другим путём? Почему вместо вложений в закупки оборудования и зарплаты медикам, вдруг было начато капитальное строительство в чистом поле вдали от города? Почему даже военные в России не разворачивают палаточные городки, а за 8,8 млрд рублей строят по всей стране 16 аналогичных московскому инфекционных центров? Просто потому, что русские не умеют строить плохо?

Ответ становится понятным, если посмотреть на контекст российского здравоохранения. С ним действительно было связано много новостей в последние годы. Начатая в 2010-е гг. реформа медицины методом «укрупнения» и оптимизации отрасли дала свои плоды. Количество больниц в России с 2000 по 2020 гг. уменьшилось в два раза — с 10,7 тыс. до 5,4 тыс. Они стали крупнее, многие небольшие аутсайдеры были попросту снесены и отданы под коммерческую застройку (особенно в центре Москвы). Зато выжившие «счастливчики» стали лучше оснащены, получены во многих случаях томографы и современные системы вентиляции и отопления, что позволило проводить более сложные операции. Мнения разделились. В процессе реформы за неё ратовали такие разные люди, как либерал Юлия Латынина и государственник Александр Мясников (нынешний глава «Информационного центра о ситуации с вирусом») – оба ссылались на западный опыт, включая больницы Милана и Нью-Йорка. О полной неудаче реформы говорили такие люди, как Элла Памфилова и министр здравоохранения в 2012-2020 гг. Вероника Скворцова, которая много раз заявляла о дефиците врачей в стране. Но наиболее статусной стала критика реформы от вице-премьера Татьяны Голиковой, которая осенью 2019 года заявила о провале реформы и резком падении качества услуг населению. То, что реформа далека от завершения признавал прошедшей зимой и сам президент, согласившийся, что крупнейшая в Петербурге Боткинская больница находится в ужасном состоянии. В Москве и по всей стране тем временем росли очереди на проведение операций, а таблоиды, например, скандально известная «BAZA», высмеивали медицинские инновационные кластеры, вселившиеся в здания некоторых бывших инфекционных диспансеров. На пафос критиков таких учреждений как «технопарк Мосмедпарк», который теперь заняли площади третьей инфекционной больницы на Курьяновской улице (на 420 коек!), сложно возражать. Зато теперь мы понимаем, зачем в разгар эпидемии в России такие вложения в капитальное строительство – у властей возник повод исправить часть собственных недочётов прошлых лет, хотя бы в области числа коек. Как выразилась по этому поводу известный политолог Екатерина Шульман: «Вирус подобно отечественной войне заставляет наши власти заниматься хоть чем-то близким к действительности». Но вот вопрос, можно ли победить эпидемии с постоянно мутирующими вирусами и другими угрозами без вложений в собственную медицинскую науку? К счастью, в России уже есть определённо успешный опыт в этой отрасли, так же связанной со строительством.

 

Инновации, как способ вкладывания в будущее

Любопытное совпадение: одним из самых активных спикеров времён эпидемии, наряду с Путиным и Собяниным, стал бывший премьер Медведев. Именно на территории созданной им Новой Москвы развернулась основная арена борьбы с коронавирусом. И именно созданное им Сколково, в конце апреля снабжает современным оборудованием свежепостроенный инфекционный корпус. Говорят, у любого технологического стартапа должно быть время на раскачку. Активное включение Медицинского Кластера Сколково в борьбу с коронавирусом показывает, что возможно время любимого детища третьего президента России пришло. Разумеется, как и больница в Коммунарке, активность в этой области нарастала постепенно год за годом. Осенью 2018 года, в России впервые открылся полноценный израильский госпиталь «Хадасса Медикал», который в короткое время стал одним из самых посещаемых объектов Сколково. Успешный опыт его работы, а также других клиник и биомедстартапов на территории медицинского кластера, стимулировал строительство новых объектов. 

ПСК

Крупнейший из них – будущий терапевтический корпус более 20 тысяч квадратных метров, который с помощью использования современных технологических решений и опалубки ПромСтройКонтракт близок к завершению. Уже в конце 2020 года начнётся оснащение оборудованием самого современного в стране реабилитационного центра, что особенно важно в случае затяжной эпидемии. Ожидается, что клиника вскоре после завершения строительства будет принимать порядка 3,5 тысяч человек в год, но главное, что она станет ещё одной площадкой для разработки самых передовых способов преодоления последствий коронавируса, часто сопряжённых с осложнениями даже после выздоровления. Упорный труд над сложным проектом иногда даже в сложных российских условиях даёт результат. Если получилось у Сколково, неоднократно подвергавшегося критике, то возможно получится и у следующего поколения стартапов, например, у «Научного парка МГУ» и многих других проектов, которые благодаря чрезвычайной ситуации стали важнейшими элементами инфраструктуры российской медицины наступающего десятилетия. Как сообщают наши источники с их строительных площадок темпы работы над новыми научными объектами в России, от возрождаемого за считанные месяцы ИНИОНа до региональных медцентров, не прекращается даже во время всеобщего карантина, по скорости лишь немного уступая строительству дорог (направления развития которых внезапно стало жизненно важным для тысяч пассажиров скорых помощей).

Урбанизм в эпоху самоизоляций

«Кому - война, а кому мать родна», - можно было бы пошутить, читая обзоры роста высокотехнологических стартапов (уже в разы обгоняющих на мировых биржах нефтяников), если бы ситуация не была такой серьёзной. Впрочем, эксперты-футурологи (например, уже упомянутая Екатерина Шульман, или переживающий изоляцию в Лондоне Олег Кашин) предупреждают, что мы ещё вспомним время карантина как спокойное и в сущности счастливое для большинства населения. Настоящие проблемы грозят развернуться после. Негативных пророчеств так много, что даже краткий обзор их провести невозможно. Попробуем лишь кратко ответить на вопрос – умер ли «урбанизм» 2010-ых, со счастливыми парочками на лавочках, с велосипедистами и шумными компаниями в «новых городских пространствах». Некоторые специалисты, например, социолог Константин Гаазе, предрекали смерть этому явлению ещё осенью (кризис часто лишь подчёркивает уже существующие тенденции!). Но есть и более позитивные мнения. Один из самых влиятельных российских архитектурных критиков, партнёр КБ «Стрелка» Г. Ревзин считает, что, хотя проект «Комфортная городская среда», скорее всего, будет заморожен по итогам кризиса, развитие городских пространств продолжится. Сделать регламенты безопасности для посетителей парков проще, чем для пассажиров стандартного лифта в 20-этажке (увы, реновация здесь мало что изменила). Более того, смерть большой части креативного класса не остановит, по его мнению, дальнейшее очеловечивание промышленных зон. Действительно, нехватка денег на собственные офисы и усталость от нахождения дома, будет вести людей в коворкинги. Главное, для начала снести вокруг них бесконечные заводы – отмечает Григорий Ревзин.

Первые примеры постэпидемической архитектуры ждут нас уже скоро. В Москве с учётом повышенного внимания к безопасности проводятся конкурсы на новые станции метро (доказавшего свою жизненную важность после многократного увеличения трафика в Коммунарке). В сентябре будет объявлен победитель продлённого на концепцию парка «Тучков буян» - петербургского ответа «Зарядью». Его явно будут строить с оглядкой на возможные новые эпидемии. А европейское бюро Precht уже спроектировало парк для Вены, где можно будет гулять с соблюдением социальной дистанции, а после карантина – наслаждаться одиночеством, которое возможно, полюбится многим. В конце концов, существование миллионов затворников-хиккимори в Японии не мешает им строить города будущего. Справимся и мы, тем более строительство жизненно важных обьектов, с благословения президента Путина, получило большой стимул, чтобы не останавливаться.


Поделиться:
?>