26 сентября, вторник 23:00
ДОЛЛАР 57.52 ЕВРО 68.02
ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО
Крыша

МЕТАЛЛООБРАБОТКА И СТАНКОСТРОЕНИЕ В РОССИИ, ВРЕМЯ ПОДВОДИТЬ ИТОГИ

1 Апреля 2016

В 2011 году была утверждена российская государственная программа развития станкостроения. За 5 лет планировалось выделить 26 млрд. руб. из государственного бюджета на разработку отрасли. На календаре 2016 год, а значит, время подводить итоги.


Прежде чем разбирать упущения и достижения минувшей пятилетки, вспомним ситуацию, которой характеризовалась отрасль станкостроения и металлообработки всего 5 лет назад. Постараемся ответить на вопросы: чем была вызвана необходимость создания государственной программы? И какие меры планировалось предпринять для вывода России на топовые позиции среди крупных индустриальных держав?

Необязательно быть экспертом, чтобы понять: еще 5 лет назад устойчивое положение России на мировом рынке держалось за счет природных ресурсов. Собственные отрасли станкостроения и металлообработки находились в плачевном состоянии. То, что нам досталось по наследству от страны Советов, морально и технически устарело, а объем выпуска новых машин был не в состоянии удовлетворить даже потребности отечественных промышленников. Достаточно сравнить несколько цифр, чтобы понять справедливость данного утверждения. В 80-х годах в СССР выпускалось 74 тыс. металлорежущих и 25 тыс. деревообрабатывающих станков в год. В начале этого века производство станков в России снизилось до 8,8 тыс. и 10 тыс. соответственно. К 2011 году выпуск отечественных станков сократился еще примерно в 2,5 раза (3,3 тыс. и 4,8 тыс.). В это же время Китай производит 30 тысяч, Япония – 20 тысяч и Германия – 15 тысяч станков в год. Конечно, говорить в какой-либо конкуренции с такими показателями очень сложно. 

Затруднительно представить себе развитие любой отраслей экономики в условиях отсутствия основных средств производства. К чести, российских промышленников надо отметить, что они самостоятельно находили всяческие пути решения своих проблем. В крупных промышленных центрах производство держалось в основном за счет покупки оборудования из Европы и Китая. Так, в 2000-е годы из-за границы ввозилось на 8 млрд. долларов станков и оборудования. Эта цифра говорит о том, что на промышленный ввоз приходилось примерно треть всего импорта. На периферии действовали по иным схемам. Предприниматели малого и среднего бизнеса в регионах выезжали за счет расширения кадрового состава предприятия. Глубинка и по сей день отличается мизерным уровнем заработной платы, поэтому руководителю предприятия выгоднее вдвое увеличить штат, чем вкладывать средства в новое оборудование. Но можно ли рассчитывать на индустриальный рост страны, если оставить производителей один на один с их проблемами? 

Планы экономического развития, которые выстраивает правительство на ближайшие годы, требуют решительных действий. И в таком положении государственная программа «Развитие отечественного станкостроения и инструментальной промышленности» становится экономически обоснованной. Иначе, о какой модернизации промышленности в стране можно говорить, если производство держится исключительно на импортном оборудовании? Ожидаемый эффект едва ли будет получен.

В 2011 году предполагалось, что реализация программы будет направлена по двум составляющим. Во-первых, формирование технологического потенциала отрасли. Во-вторых, импортозамещение станкостроительной продукции оборудованием отечественного производства. Срок окончания первого этапа приходится на нынешний год. К этому времени было рассчитано сократить зависимость отечественной промышленности от зарубежных поставок и увеличить объем выпуска металлорежущих и кузнечнопрессовых станков на территории России до 33%.

А теперь давайте разберемся, что же в действительности происходило в стране в эти годы, и какого результата удалось достичь за 5 лет. До сих пор доля импортного оборудования остается достаточно высокой. Чтобы не быть голословными опять обратимся к цифрам. В 2013 году объем промышленного импорта составил 140 млрд. долларов или 51,8% от общего количества ввозимой в страну продукции. В 2014 году доля только металлообрабатывающих станков увеличилась еще на 19,5%. Многие экономисты рассматривают такую ситуацию, как объект для критики. Если вы примите их точку зрения, то окажетесь отчасти правы: где обещанное импортозамещение и отстройка от доброй воли зарубежных промышленников?

Но прежде чем расставлять точки над «и», и занимать твердую позицию, давайте проведем аналогию с исторически схожими ситуациями, которые Россия переживала уже не однажды. Не будем углубляться в очень далекое прошлое, а остановимся на двух скачках индустриализации промышленности. На рубеже XIX-XX вв. на глазах одного поколения Россия прошла путь, на который Европа затратила целое столетие. Буквально за 10-15 лет рост промышленного производства увеличивается в два раза, а объемы выпуска продукции тяжелой промышленности – в три раза.

Второй скачок индустриализации приходится на годы первых пятилеток. Он опроверг все прогнозы западных аналитиков и повысил экономический престиж страны. Начиная с 1928 года, ежегодный промышленный прирост составил 11-15%, а в целом за 10 лет объем промышленности увеличился более чем в 3,5 раза. За эти годы было запущено 9 тысяч новых заводов, что составляло неслыханный результат. Повторить его смогли китайцы, спустя 70 лет. Но для чего мы привели эти примеры и что общего между историческим прошлым и современным положением страны?

Дело в том, что и в первом, и во втором случае индустриальный скачок базировался на крупномасштабном импорте. В годы правления Николая II основу промышленности на 95% составляли английские и немецкие станки. Во времена Сталина доля импортного оборудования превышала 67%. Таким образом, привлечение иностранных технологий, которое происходит у нас сейчас, на старте вполне оправданно. Главное, чтобы процесс не затянулся, а средства расходовались разумно. Пока же, по заявлению премьер-министра, несмотря на государственные дотации, импортные средства производства в некоторых областях составляют все 100%.

Подобная ситуация не может продолжаться бесконечно. Тем более, приобретая зарубежное оборудование, мы покупаем исключительно средства производства, а не новые технологии. Западные разработчики научились очень добросовестно защищать свои интересы. Их «умные» машины оснащены защитными детекторами, которые не только не позволяют заглянуть в начинку, но и сигнализируют о транспортировке оборудования на новое местоположение. Если это не предусмотрено условиями контракта, наши зарубежные партнеры имеют возможность удаленно отключить станок.

Определенным стимулом – искать возможности внутри страны, а не вовне – служат экономические санкции, введенные западными политиками. Часть зарубежного оборудования нам стала недоступна, а то, что является сегодня предметом торговли, существенно повысилось в цене.  

Вернемся вновь к реализации утвержденной программы. Если оценивать ее объективно, то поставленные задачи не выполнены по обоим пунктам: Россия сегодня не выпускает 33% собственных металлорежущих и кузнечнопрессовых станков и по-прежнему зависит от импортных поставщиков. Но хочется верить, что 1,5 млрд. руб., отпущенных на станкостроение в 2015 году, имели целевое назначение – развитие технологической базы. В этом году государственная дотация возросла до 2,7 млрд. руб. и направлена на те же нужды – станкостроение и металлообработка.

Напоследок хочется отметить, что ориентация программы развития станкостроения направлена не столько на увеличение объемов, сколько на качество отечественного оборудования. Помимо внутреннего потребления, российская продукция должна вызывать интерес на мировом рынке и составлять здоровую конкуренцию западным производителям. Только в этом случае можно ожидать, что Россия достигнет своей главной цели: к 2020-2025 гг. стать ведущей индустриальной державой и занять достойное место на мировой экономической арене. 
met_2.jpg 
Поделиться:
?>