17 августа, четверг 08:45
ДОЛЛАР 59.65 ЕВРО 70
ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО
СКД

«ЛЮБЛЮ ЖИТЬ» АНДРЕЙ РУДЕНСКИЙ

1 Февраля 2016

В морозный январский день мы встретились в одном из ресторанов Москвы с великолепным и загадочным киноактером- Андреем Викторовичем Руденским.
Кто- то его знает по кинокартине «Жизнь Клима Самгина», а кто- то знает его как самого известного злодея отечественного кинематографа с огромным количеством ролей. Вспомнят не только взрослые, а даже дети (фильм «Повелитель Луж» и ОН- Доктор Смог).

Вот мы и решили узнать лично у Андрея Руденского - как становятся отрицательными героями и что влияет на выбор пути в жизни актера.

Жизнь КС.jpg

ГОРПRОЕКТ: Андрей! Насколько мне известно- вы родились и выросли в абсолютно не театральной семье. Да и специальность вы изначально получили связанную с металлопрокатным производством, потом решили стать архитектором, и только после этого попали «чудесным образом» в Щепкинское училище. Вот тут напрашивается сразу несколько вопросов. Как так получилось? Что вами двигало тогда по жизни- неугомонный творческий порыв или какие- то исключительно практичные причины?

Андрей Р.: Восемь классов я проучился на Севере, где служил отец, заканчивать десятилетку там не имело смысла, и мы уехали к бабушке в Свердловск. Мы все из Свердловска. Однажды мы там с мамой проходили по проспекту Ленина – в каждом городе есть такой проспект – и я обратил внимание на красивое здание палладианского стиля. Там в то время находился металлургический техникум. Выполнено оно было в сталинской архитектуре – строгое с колонами. И вот я поступил в тот самый техникум на прокатное производство, сам не знаю почему. Сдуру, наверно. Хотя, сдуру ничего никогда не делается. В этом техникуме моя студенческая жизнь началась вместе с художественной самодеятельностью, которая там присутствовала. Я был отличником и закончил техникум с Красным дипломом. Отрабатывать 2 года на заводе было не надо, и я поступил в архитектурный институт, так как захотел для себя более гуманитарное и творческое направление. Тогда же я начал заниматься в театральной студии при Дворце молодежи г. Свердловска. После трех лет Архитектурного института и 3 лет театральной студии я подумал: «А почему бы нет?».  

И вот, после третьего курса, волею судеб, я перевелся на второй курс театрального училища им. Щепкина, к Виктору Ивановичу Коршунову. Со мной на курсе учились Саша Домогаров, Лена Валюшкина из театра Моссовета, Кирилл Казаков – сын Михаила Казакова –это из самых известных. Были звезды и местного масштаба, но тем не менее, очень талантливые, такие как например Саша Амелин (царствие ему небесное) – суперзвезда в Самаре. Многие, кто с нами учились- сдались, не выдержав испытания, ушли из профессии.

ГОРПRОЕКТ: У вас, в отличии от них, насколько я понимаю, все было более гладко и благополучно?

Андрей Р.: Я тоже жил не без кризисов. Большие были- затяжные кризисы не востребованности. Тем не менее, я всегда верил в лучшее, и любил свою профессию. Дожидался новой волны, чтобы воспрянуть, как птица Феникс. (улыбается)

Да и архитектурное образование тоже мне помогает в жизни. Я, параллельно с карьерой киноактера, занимаюсь дизайном интерьеров. О моих работах пишут интерьерные журналы, в частности, ELLE Decoration публиковал один из моих архитектурных проектов. То есть архитектурная деятельность тоже приносит доход. Хотя, знаете, я делаю это не из-за денег, а потому что мне нравится это. И как мне кажется, у меня это получается.

ГОРПRОЕКТ: Давайте поговорим с вами немного о театре. Вы работали на театральной сцене, но потом покинули ее и больше не возвращались. Несмотря на это, мне кажется, что это было очень важным вектором в вашей жизни. Какой была ваша встреча с театром? Какие были чувства и эмоции перед первым спектаклем?

Андрей Р.: Первый выход на сцену… Жутчайшее волнение. Кто- то из выдающихся актеров говорил: «Невозможно не волноваться, выходя на сцену». Может я даже чуть больше волновался, чем следовало. Но это первые разы, потом это стирается и намного легче происходит.

ГОРПRОЕКТ: Скажите, как можно побороть это эмоциональное состояние? И вообще реально ли с этим бороться?

Андрей Р.: Бороться со страхами и волнениями можно только одним образом: выходишь на сцену и произносишь первое слово. Все. После этого ты уже входишь в роль и проживаешь жизнь своего героя.

ГОРПRОЕКТ: Андрей! Вы играли в Новом драматическом театре. Почему именно этот театр? Это был ваш выбор или это предложение режиссера?

Андрей Р: В театр я попал после съемок картины «Жизнь Клима Самгина», когда уже снимался в «Морском волке» по Джеку Лондону. Позвал меня режиссер, который ушел из малого театра и возглавил Новый драматический театр, Борис Александрович Львов-Анохин – один из выдающихся советско-российских режиссеров. И я там, в театре, отработал 12 лет.

ГОРПRОЕКТ: Чем был вызван ваш уход из театра? Вы принципиально выбрали карьеру киноактера?

Андрей Р.: Со смертью Анохина меня в этом театре тоже не стало. Да и до сих пор я больше люблю кино, сериалы, кадр, камеру, атмосферу, настроение. Люблю, что собираются люди на короткий промежуток времени, а потом расстаются. Театр - это немножко другой организм.
Когда учишься, то не думаешь: кино или театр. Ты понимаешь, что в твоей жизни должно быть что-то хорошее. Хотя не всем судьба дарит подарки. У меня случилась «брачная ночь» с кино. Не побоюсь этого слова «кино», так как это не сериал, а телевизионный многосерийный художественный фильм по всем статьям. Сниматься я начал уже через год после училища. Произошло это совсем неслучайно – ничего в жизни случайно не бывает, нас судьба ведет. Я как-то очутился в Ленинграде, зашел на «Ленфильм». Оставил там всем свои координаты. Через короткое время меня пригласили на фотопробы к фильму «Жизнь Клима Самгина». Потом начались кинопробы, долгое утверждение в Госкино. Меня утвердили, и я два с половиной года своей жизни посвятил моему кинодебюту.

ГОРПRОЕКТ: Андрей, «Жизнь Клима Самгина», которая является классикой отечественного кинематографа- ваша первая роль. И совсем непростая в плане характера героя и вызывала всегда много споров - положительный это или отрицательный персонаж. Таким образом, как я понимаю, нужно было помимо того, что требовал режиссер, еще и самому разобраться во внутреннем мире этого героя, прочувствовать его. Вы на тот момент были молоды и юны с точки зрения и возраста, и опыта работы.

В этой картине с вами снимались настоящие Мэтры советского кино Наталья Гундарева, Валентин Гафт, Александр Калягин, Армен Джигарханян, Михаил Глузский, Светлана Крючкова Елена Соловей, и многие другие … Как складывались ваши отношения на съемочной площадке с ними? Были ли конфликтные ситуации или может быть они «руководили» вами? Или наоборот, подсказывали и помогали?

Андрей Р.: Да, актеры величайшего состава и как вы правильно заметили я не то что был юным, а это был в полном смысле старт, первая работа, первый опыт.
Проблем, а тем более конфликтов у меня никогда не было никаких, абсолютно. Работа над картиной проходила в обычной рабочей атмосфере, несмотря на сложности в съемках.

Ко мне никто не относился, как к молодому актеру, никто не указывал, как играть. Наоборот, было очень приятно, что все относились, как к равному коллеге. Я с ними был на равных. Возможно они чувствовали во мне молодого и достойного партнера.

ГОРПRОЕКТ: В прошедшем году стало настоящим событием- премьера кинофильма «Тихий Дон», которая вызвала некий резонанс у общественности. Мнений было очень много, но, наверное, даже больше все- таки критики.

Вам, как никому из зрителей, известен «Тихий Дон» изнутри, со стороны съемочного процесса и характеров персонажей. Вы ведь играли когда- то в этой картине, у Бондарчука, роль Листницкого. В этот раз его сыграл актер Сергей Сотников. И как мне известно, «Тихий Дон» Бондарчука также подвергался критике и непониманию, хотя эта картина изначально снималась для Европы и конечно же специфика наложила определенные отпечатки. Вы можете прокомментировать это?

Тихий Дон.jpg

Андрей Р.: Сейчас не хочется обсуждать Сергея Федоровича. Это глыба невероятной величины и таланта в нашей культуре и в нашем кино. Я к нему и отношусь, как к Величине. Я не знаю, в связи с чем так сложилось. Может со старостью и с болезнями Бондарчука, а может быть, по большей части, с тем, что картина на самом деле снималась для Италии, в ней играли иностранные актеры помимо русских артистов. Мы даже играли на иностранном языке, и только потом, через какое- то время, сделали перевод на русский. Разумеется, специфика сценария и постановки была адаптирована под европейцев, и по- другому воспринимается русским зрителем. «Тихий Дон» Герасимова- это, конечно, шедевр и абсолютно неповторимый.

Про современную постановку «Тихого Дона» ничего не могу сказать. Просто не смотрел.

ГОРПRОЕКТ: Андрей! Вы снялись в общей сложности в более пяти десятках картин. По крайне мере на 58 или 59 я сбилась. Вы застали и советское кино производство и постсоветские времена и «новое время». Что изменилось и чего не хватает, на ваш взгляд, сейчас? Есть какие- то моменты, по которым вы скучаете? И что изменилось к лучшему?

Андрей Р.: Больше, мне кажется. По-моему их около 70. В этом году будет 31 год, как я в кино. А что изменилось? Раньше было в кино и актерах больше совести. Раньше было больше профессиональной чести. И у актеров даже больше, чем у всех остальных. Сейчас же у актеров понятие чести и совести похрамывает. Вот технически стало легче, раньше намного сложнее было. Другие камеры, другое оборудование, да и все другое.

Скучаю ли я по тем временам? Нет, однозначно. Я люблю движение вперед и никогда не скучаю по прошлому.

ГОРПRОЕКТ: Какая самая запоминающаяся роль?

Андрей Р.: С точки зрения эмоций- Мой первый ребенок.(смеется) «Жизнь Клима Самгина» конечно. Разве забудешь свою первую работу и первые ощущения.

 В плане съемок очень тяжелым был «Морской волк» в Одессе. Для сравнения за 2,5 года мы сняли и озвучили 14 серий «Клима Самгина», а «Морского волка» мы 2 года снимали 4 серии.

ГОРПRОЕКТ: У вас достаточно много отрицательных персонажей, в частности в детективных сериалах. И многие зрители, не открою для вас тайны, при упоминании вас, как актера, ассоциируют вас только со злодеем… Даже несмотря на то, что после таких многочисленных ролей, у вас было и достаточное количество положительных персонажей. Какого это- «прожить» роль отрицательного героя и оживить его на экране? Почувствовать себя, пусть даже на площадке перед камерой- садистом, подлецом, негодяем?

Я знаю, что впервые исключительно злодейскую роль вам предложили в сериале «Маросейка,12» и вы не горели желанием играть такого героя. Почему?

Андрей Р.:   Да, абсолютно верно. Я хотел отказываться, потому что я интеллектуально-психологическо-классический герой или мелодраматический герой-любовник, а тут Игорь Апасян, который снимал «Морского волка» по Джеку Лондону. Когда он перебрался из Одессы в Москву, предложил мне сыграть современного негодяя. Я решил, что это не мое.

А я перед этим 7 лет не снимался, и слава Богу- я потом все- таки согласился. Когда мы потом посмотрели отснятую работу, я сказал: «Да, я это сделал!». И профессионалы были того же мнения, и коллеги. Это было толчком.

Второй раз после этого, когда я тоже хотел отказываться- это фильм Сергея Белошникова «Клетка». Там еще чудовищнее роль была. Я тоже хотел отказываться. Не отказался. И не жалею об этом до сих пор.

Отрицательные роли! Их интереснее играть! Любой актер вам скажет, что негодяя играть интереснее. Он сложнее, многокрасочнее, чем положительный герой. В нем не все так однозначно. Меня как-то профессор петербургского университета спросил: «Андрей, как вам удается сделать ваших негодяев такими привлекательными и умными?». Ну вот как-то так, получается. В предыдущем году тоже хотел отказываться, но согласился и впервые сыграл вампира. Это фильм, основывающийся на произведении нашего отечественного классика Алексея Толстого. У меня не было там приклеенных зубов, кровь не текла по подбородку. Был паричок соответствующий.

ГОРПRОЕКТ: Какие радости дает актерская профессия, и какие ограничения и сложности накладывает?

Андрей Р.: Ограничения накладываются у тех, кто их сам выдумывает: «Ах, я не хожу в супермаркет! Ах, я не хожу по улице! Ах, я не езжу в метро!»

 А я езжу в метро, хожу в супермаркеты и кафе, хожу по улицам этого города. Я живу абсолютно свободно своей жизнью, а не жизнью вымышленных персонажей, которых я играю в кино. Для меня нет в этом никаких ограничений. Плюсы есть. Например, кто-то узнает на улице- это приятно. Могут предложить какие-то скидки, уделяют больше внимания. (смеется)  Но это не самоцель, так сложилось и это сопутствующие векторы.

ГОРПRОЕКТ: Кроме игры в кино и архитектуры, какие у вас есть увлечения? Например, спорт или коллекционирование…

Андрей Р.: Спорт- это не увлечение, это необходимость. Я в зал хожу, чтобы быть в хорошей форме. Я- «книгочей», я- кинолюб. Я собираю старинных ангелов, но для меня это тоже не увлечение. Я- эзотерик, а это уже способ мышления.

ГОРПRОЕКТ: Февраль из- за праздников обычно мужской месяц. А у мужчин есть обычно девиз по жизни, кредо. У вас есть такой?

Андрей Р.: Я не знаю кредо или нет, но для меня это: «Я люблю жить!»

Люблю жить даже вопреки. И когда денег нет, люблю путешествовать: займешь, а потом отдашь. И еще: я уже лет тридцать не слежу за возрастом. Не верю в рассуждения типа, раз мне уже столько-то, то… Считаю, что это не приемлемо как для женщин, так и для мужчин. Жизнь она всегда! Посмотрите на итальянцев и итальянок. В 70 лет это мужчины и женщины, а не старики и старухи. У нас российский генотип что-то другое подразумевает. Я против такого положения всеми руками и ногами. В моих клетках слово «старость» вычеркнуто. Для меня нет возраста ни в чем и никогда. Я могу себе все позволить.

ГОРПRОЕКТ: Андрей! Мы с вами встретились в такое время, когда Новый Год уже позади, а впереди - активное обсуждение подарков на 23 февраля мужчинам. Какое для вас значение имеет праздник 23 февраля, День Защитника Отечества? И вообще воспринимаете ли вы его как праздник?

Андрей Р: 23 февраля, как праздник, вообще не воспринимаю. В советские времена, конечно, девчонки нас поздравляли, дарили подарки, как и мы их на 8 марта. Но это скорее повод для внимания и подношения сувениров. Из всех праздников я люблю Новый Год: и по краскам, и по красоте- город люблю в это время, квартиру свою люблю. Подарки люблю, когда они в пакетиках – и дарить, и получать. А 23 февраля – это необходимый гражданско-социальный государственный праздник. Он необходим.


Мария Солнечная 


Поделиться:
?>