23 мая, вторник 10:00
ДОЛЛАР 56.5 ЕВРО 63.17
ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО
СКД

ВЛАДИМИРОВ ДЕНЬ

11 Марта 2016


«Камень, который отвергли строители, соделался главою угла». 

(Пс. 117:22)

Историческая справка:

28 апреля 1883 года родился один из предводителей Белого движения Владимир Оскарович Каппель. В этом году мы уже отметили 95-летие со дня его кончины (26 января 1920 года). 

Каппель создал из небольшого отряда добровольцев одну из самых надёжных воинских частей армии адмирала Колчака — легендарный Волжский («Каппелевский») корпус. В декабре 1919 г., приняв командование гибнущим Восточным фронтом, спас армию от окружения под Красноярском и вывел её к Байкалу, хотя и ценой собственной жизни. General-Leytenant-Vladimir-Oskarovich-Kappel_1.jpg

 В декабре 2006 года инициативной группе, в которую входили отец Димитрий Смирнов, китаевед и переводчик Дмитрий Напара, судмедэксперт Сергей Никитин, продюсер Первого канала ЦТ Андрей Кирисенко и автор этой заметки, удалось обнаружить в Харбине (КНР) у стены Свято-Иверской церкви останки георгиевского кавалера генерала Каппеля. 

Вот что написал об этом офицере в далеком 1967 году в Мельбурне А.А.Федорович:

 «На белом фоне наружной стены церковного алтаря резко вычерчивал свой профиль черный гранитный крест. Терновый венок обвивал подножие креста, а ниже, на бронзовой доске, буквы сплетались в имя, которое носили многие тысячи тех, кто шли когда-то безотказно веря в того, кто лежал теперь под гранитным крестом. Непримиримые бедняки, убивавшие свои силы часто на непомерно тяжелой работе, часто голодные, не знавшие, что их ждет завтра, часто с больным израненным телом, они по грошам собирали деньги, чтобы над могилой вождя воздвигнуть этот крест с терновым венком. Они не могли, не имели права перед своей собственной совестью, сделать иначе. Здесь, у церковного алтаря, спал вечным сном тот, кто вдохнул в них пафос непримиримой борьбы на далеких берегах Волги, кто вел их по заснеженным просторам обледенелой Сибири и кто, спасая их от бешеных ударов красного шквала, упал обессиленный, без сознания на лед дикого Кана. Он стал для них той животворной идеей, которая давала смысл их искалеченной жизни, тем вечным для них огнем, который питал пламя их непримиримости.

Проплывали в своем извечном, беспощадном движении над памятником года. Серебряным снегом изукрашивала его зима, песней воскресающей жизни приветствовал его апрель, яркие блики летнего солнца сплетали на нем свой узор, золотом маньчжурской осени расцветали окружающие его деревья.»     

Многие годы, в июле, во Владимиров день, молчаливые люди стояли у креста. Православное русское панихидное пение плыло над могилой и стоящими людьми. Спасенные молились о душе спасшего их.

Потом, как писал Федорович,  у креста стали появляться люди в военной форме с погонами на плечах. «Задумчиво качая головами, они внимательно осматривали памятник и приговаривали: «Так вот он где…». Пока они были в городе, враги ни разу не оскорбили этого памятника и того, кто под ним лежал и когда-то боролся с ними. Через определенное время они ушли, зато враги остались. А вскоре около креста появилась группа людей, одетых в штатское.

Из книги А.А. Федоровича: «Они громко смеялись, тыкали в надпись на доске палками. Уходя один из них бросил — «Завтра». И завтра же утром ломы и топоры рабочих раскололи гранитный крест; пинком ноги отбросил китаец бронзовую доску с надписью: «Генерального штаба генерал-лейтенант Владимир Оскарович Каппель».

Всесильна и часто беспощадна память человеческая. И сегодня, спустя много лет, она снова и снова шепчет она незабываемые слова. И под этот шепот ярко, до боли, воскресают страшные дни, когда не было пути конца, когда черные сосны тайги или шальная метель сибирских просторов провожали тех, кого вел Каппель. Рассказывает память и о том, как спасая веривших ему до предела людей, он сам, умирая, думал не о себе, а об этих людях. А они, отсчитывая бесчисленные версты, знали, что он с ними. Даже тогда, когда уже был в гробу.

Из книги А.А. Федоровича: «На каком-то крутом повороте сани занесло в сторону и сильно тряхнуло. От этого толчка Каппель на минуту пришел в себя. «…». Успел подумать: «С армией, не один — нужно быть с ней до конца». И снова бредовое забытье залило мозг…

Темная злая ночь. Скалистые, обрывами падающие берега ощетинились черными соснами. И под ними мерцает, горит искрами ровный полог снега на льду замерзшего Кана «…». Нога проваливается в мягкий снег, попадает в скрытую от глаз воду и потом через два шага покрывается слоем льда. Лошади рвут в кровь венчики копыт, сани обледеневшими полозьями примерзают к дороге.

Главнокомандующий делит с армией ее труд и боль. Вчера, ведя коня в поводу, он попал на такое страшное место. Но также попадали сотни и тысячи — и он продолжал идти. Потом стало плохо, померкло сознание. Главнокомандующего положили в сани, укрыли шубами — он метался в бреду. Но где-то остановившись на минуту, сани примерзли ко льду. Генерала посадили в седло; огромного роста и силы доброволец ехал рядом, удерживая Каппеля в седле «…». Рвущуюся к жизни и борьбе армию ведет умирающий Главнокомандующий.

Дорога становится лучше, укатаннее. — До Барги уже недалеко. Снимают с седла, снова кладут в сани Каппеля, укрывают шубами, везут. На утро замаячили избы Барги.

Вносят Каппеля в теплую избу, снимают валенки. До самых колен ноги твердые, как дерево, не гнутся. Несколько пар рук оттирают их снегом. Но часть пальцев уже умерла — спасти их нельзя. «Ампутировать немедленно», -  говорит врач. Но чем? Все его инструменты пропали где-то в пути.

Простой кухонный нож обжигают на огне, протирают спиртом.

На другое утро генерал пришел в себя.

«Доктор, почему такая адская боль в ногах»? И, услышав ответ, закрывает глаза. Но сознание очистилось от бреда — он слышит, как за окном скрипят сани, слышит чьи-то голоса.

«Армия идет — нужно быть с ней», — шепчет, проснувшаяся воля.

И уже ясно и твердо смотрят на окружающих серо-голубые глаза.

«Коня»,  - бросает он. «Опять в бреду», - шепчут окружающие, но властно и отчетливо повторяет Каппель — «Коня!»

Все знают, что редко звучат такие нотки в голосе Главнокомандующего, но, когда они начинают слышаться, то все понимают, что воля Каппеля — закон. Под руки выводят на улицу, садят в седло. Рядом, на всякий случай, опять тот же великан доброволец.

Каппель трогает коня — на улице все те же люди, верящие в него. Они идут, прорываясь на восток.

И, забыв о жгучей боли в ногах, о том, что ноет каждый сустав, Каппель выпрямляется в седле и подносит руку к папахе.

Главнокомандующий идет с армией».

И вот в 2006 году, спустя 86 лет, по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, тело генерала Владимира Оскаровича Каппеля не только нашло достойное упокоение в некрополе Донского монастыря, но и на его могиле восстановлен разрушенный памятник. Именно тот, с надписью «Генерального штаба генерал-лейтенант В.О. Каппель», который безумные люди уничтожили в середине 50-х годов прошлого века.

Полностью восстановлена историческая справедливость и только уже на родной земле будут проплывать в своем извечном, беспощадном движении над памятником года. Серебряным снегом будет изукрашивать его наша московская зима, песней воскресающей жизни и пасхальным звоном колоколов Донского монастыря будет приветствовать его апрель.

И уже по традиции, жарким июлем, во Владимиров день, неравнодушные русские люди будут собираться на могиле героя и возносить свои молитвы небесному покровителю генерала Каппеля св. равноап. кн. Владимиру о спасении его души. 

Memorial-Belym-Voinam-v-Stavropigialnom-muzhskom-Donskom-Monastyre.jpg
Все эти 9 лет митрофорный протоиерей Димитрий Смирнов специально приезжает из своего отпуска и возглавляет заупокойное богослужение по генералу Каппелю, как бы незримыми нитями связывая пространство и сшивая наше время с той далекой императорской Россией. Пусть наша земля будет пухом белому рыцарю Владимиру Каппелю. 

Prezident-RF-V.V.-Putin-i-Arhimandrit-Tihon-Shevkunov.-Vozlozhenie-cvetov-k-memorialu-Belym-Voinam..jpg
В наши дни памятник генералу стал составной частью общего мемориала Белому движению, сооруженному в Донском монастыре по инициативе руководителя государства Владимира Путина на его личные средства и освящен Патриархом Московским и всея Руси Кириллом.

Александр Алекаев


Поделиться:
?>