22 апреля, понедельник 13:15
ДОЛЛАР 63.96 ЕВРО 71.92
ВЕРНУТЬСЯ ОБРАТНО
СКД

Все артисты – эгоисты, если ты не в числе первых, то тебя это потом сожрет изнутри

11 Марта 2019

Константин Юшкевич - Российский актёр театра и кино, сценарист, продюсер, мастер дубляжа. Получил известность благодаря ролям в фильмах «Дикари», «Упражнения в прекрасном», «Рассказы», «Игра в правду», «Склифосовский», «Балабол».

Константин Юшкевич

ГП: Как часто случается бывать на родине в Екатеринбурге? Остались ли у вас там друзья?

КОНСТАНТИН: В Екатеринбурге я бываю регулярно, но, в основном, приезжаю со спектаклями. Во время таких визитов достаточно часто вижусь с одноклассниками. Обычно к моим гастролям они подгадывают наши встречи, на которые из-за границы специально прилетают те, кто уехал жить и работать в Соединенные Штаты, в Манчестер, в Дубай. У нас был очень сильный класс: среди моих одноклассников есть даже преподаватели математики на английском.

ГП: Вы актер театра и кино, сценарист, продюсер, мастер дубляжа. Для кого-то это разные профессии, а вы разделяете их? Какие любимые? Или для вас это едино, все искусство?

КОНСТАНТИН: Конечно, разделяю. Но меня вряд ли можно назвать настоящим продюсером. Я скорее плюшевый (продюсер). Дело не только в искусстве, я просто не могу быть только исполнителем, актером. Мне это неинтересно. Не люблю быть пешкой. При этом для творчества мне всегда был нужен коллектив единомышленников – это одно из любимых словосочетаний Марка Анатольевича Захарова. Конечно, в таком коллективе не должно быть анархии, кто-то обязательно будет занимать позицию креативного лидера, кто-то писать сценарии, а кто-то возьмет на себя финансовую сторону и будет искать деньги – с этим в нашем коллективе единомышленников лучше всего справлялся Гоша Куценко. Мне нравится заниматься такими проектами: принимать участие в процессе создания фильма или спектакля, а не только играть в них роль. К этим проектам всегда особе отношение – авторское. То же самое было и со спектаклем «Когда наступит завтра»: мы его выпускали его сообща.

ГП: Как часто пересматриваете фильмы со своим участием?

КОНСТАНТИН: На самом деле, очень редко пересматриваю. Нет времени, да и смысла в этом я особо не вижу. Зачем? Могу один раз в год или в два года посмотреть что-то, например, «Дикарей», «Игру в правду», «Рассказы» из ностальгических соображений или профессионального любопытства – вспомнить, как это было.

ГП: Кто больше всего повлиял на вас как на актера?

КОНСТАНТИН: Без сомнения это был Марк Анатольевич Захаров и созвездие великих русских артистов, которые работали и продолжают работать в театре Ленком. Именно эта седа оказала стопроцентное влияние на мои вкусы и эстетические пристрастия. Мне с детства нравились фильмы Марка Захарова. Я пересмотрел их все, пока жил в Екатеринбурге, тогда это, правда, был еще Свердловск.

ГП: Считается, что люди творческие – натуры сомневающиеся. Были ли трудности в актерской профессии? Сомнения в себе? Желание сменить профессию?

КОНСТАНТИН: Сомнения были. Да, они и сейчас возникают иногда. Конечно, я не сомневаюсь в том, что выбрал не ту профессию – мне слишком много лет, и я больше ничего не умею делать. Больше всего сомнений было в начале актерского пути. Это честолюбивая профессия, если не видишь результатов, не видишь отклика, то, что ты делаешь, не нравится зрителю, задаешься вопросом, насколько это нужно. Безусловно, в себя надо верить, но любому творческому человеку и, прежде всего, артисту каждому необходимы подтверждения, что это хорошо, это нравится.

ГП: Вам бывает стыдно за какие-то из своих ролей?

КОНСТАНТИН: Нет. Есть роли, которые можно было не играть – в начале карьеры. Но это моя профессия, я за это деньги получаю. Зато сейчас я могу отчитаться за каждую свою работу и сказать, почему я согласился играть ту или иную роль.

ГП: Как влияют роли на вашу жизнь? На ваш характер? Как вы чувствуете «контакт» с ролью? Меняет ли роль ваше поведение в жизни?

КОНСТАНТИН: Я привык разграничивать работу и жизнь. Так что по большому счету мои роли никакого влияния на меня или мою жизнь не оказывают. Согласитесь, было бы странно, если бы я 12 часов на съемках изображал какого-то криминального субъекта, а после подобным образом стал бы себя вести, например, за рулем по дороге домой.

Константин Юшкевич

ГП: Критики говорят, что вы получили известность благодаря ролям в фильмах «Дикари», «Упражнения в прекрасном», «Рассказы», «Игра в правду», «Склифосовский», «Балабол», а сами как считаете, когда она, популярность (известность), к вам пришла?

КОНСТАНТИН: Наверное, тогда, когда меня стали не просто спрашивать: «Вы не актер?», «А где вы играли, напомните...». Или мое любимое: «Вы у нас в магазине что-то покупали?». Я отвечаю: «Нет, не покупал» – «А вы из телевизора!». Известность пришла, когда меня начали действительно узнавать и называть по фамилии. И да, это совпало с выходом фильма «Дикари», «Упражнения в прекрасном». Сейчас, конечно, ситуация другая. Хотя, на мой взгляд, узнаваемость все-таки больше по телевизионным проектам: «Склифосовский», «Балабол». По «Рассказам» и другим художественным фильмам меня узнает совершенно другая публика.

ГП: «Звездная болезнь» обошла стороной или чуть задела крылом? Если да, то как избавились?

КОНСТАНТИН: Когда ко мне подходят, у меня подспудно возникает ощущение, что меня с кем-то перепутали – странное ощущение. Мне 49 лет, это, конечно, не возраст, особенно, с точки зрения пенсионной реформы, я уже понимаю практическую сторону известности, мне уже не нужно, чтобы кто-то бегал за мной. Приятнее, когда тебя вдруг узнали в какой-то огромной очереди, и это помогло тебе сократить время ожидания.

ГП: Что вам дал Марк Захаров, как вы сами считаете?

КОНСТАНТИН: Мне повезло, что учился на актерско-режиссерском курсе. Многие моменты засели в голове. Захаровский термин «сбив прогнозы» в сюжете, в актерской игре. Комедийно-реактивный юмор, неожиданный, не всегда толерантный, дико смешной. Помню отчетливо, как он учил выбирать материал, вплоть до того, что даже название на афише должно привлекать. Кощунственные вещи, раньше считалось, что театр – это храм, храм искусств не более того, но это не так, это развлечение.

Константин Юшкевич

ГП: Почему ушли из культового Ленкома, проработав там долгое время?

КОНСТАНТИН: Есть репертуарный театр – это прекрасное русское изобретение, в нем есть много хороших моментов, но какие-то из них уже давно не работают. Все артисты – эгоисты, если ты не в числе первых, тебя это потом сожрет изнутри. У меня было немного спектаклей, и было много предложений сниматься: в какой-то момент передо мной встал выбор потому, что совместить 28 спектаклей в месяц и желание сниматься в кино было невозможно. Решение принималось очень тяжело, но я о нем ни разу не пожалел. Если занимаешься любимым делом, а оно превращается в каторгу, все теряет смысл.  

ГП: Как попали в театр Миллениум?

КОНСТАНТИН: Мы вели переговоры, и я постоянно ехал в машине. Пьеса хорошая, Двое на качелях. Спросил кто занят – все-таки это спектакль, репетиции, гастроли – должна быть хорошая компания. А кто девушку играет? А у нас не будет девушки. Я подумал: интересное решение, я конечно, вряд ли буду это репетировать. Но меня подкупили актеры, которые уже были приглашены – как они то согласились? Когда приехал на первую репетицию, оказалось, что это не Двое на качелях – я плохо расслышал, это другая пьеса. Там был женский персонаж, и его заменили. Там нет ни любовной истории, ни тем более новомодных сегодня течений. Когда я прочитал пьесу она мне очень понравилась. Попал в пьесу из любопытства.

ГП: Чем привлекла роль в спектакле «Когда наступит завтра»? Участвовали ли вы в самом процессе создания спектакля, возможно, какие-то творческие советы можно сказать исходя из опыта предыдущих работ? Как проходили репетиции?

КОНСТАНТИН: Когда наступит завтра – спектакль о фундаментальных вещах, местами смешно, но заставляет задуматься. Серьезный разговор несерьезным языком. То, что мне очень нравится.
Отчасти несерьезный разговор о серьезных вещах. Пьеса написана забавным языком. Режиссер Владимир Устюгов подарил хорошую находку: в пьесе написано промышленник, бизнесмен – для меня это понятие какое-то размытое, он сказал, а почему он не может быть чиновником. И тут фантазия разыгралась – сразу нашлось, что сказать.
На репетициях было тяжеловато, выпуск был непростой, поменялся состав. Были расхождения во мнениях еще на моменте репетиций. Но это не репертуарный театр, тут все происходит добровольно: если кому-то что-то не нравится, он может встать и уйти. Я всегда любил такие фильмы. Немножко комедия, немножко мистика, немножко философия – интересный букет, который позволяет получить зрительские и актерские впечатления не односторонние. Чистая комедия положений мне не очень интересна.



Спекталь «Когда наступит завтра»

Спекталь «Когда наступит завтра» по пьесе Луиджио Лунари «Трое на качелях» – это динамичная комедия, где события происходят в наши дни и заставляют задуматься о неслучайности происходящего вокруг нас.

Спекталь «Когда наступит завтра»

Трое героев не знакомы между собой, но оказываются в одном месте, в одно и то же время, хотя и с разными целями...
И пока они выясняют друг с другом, кто же ошибся дверью, появляется четвертый... но кто он?!

Спекталь «Когда наступит завтра»

Спектакль наполнен тайнами и юмором, а это интересно всегда, особенно, если главных героев – настоящих мужчин – играют популярные актеры театра и кино.




ГП: А вообще, как отбираете роли? На что обращаете внимание в первую очередь?

КОНСТАНТИН: Мне нужно чтобы в персонаже была какая-то забавность. Один из моих любимых персонажей сейчас – это хирург-травматолог из сериала «Склифосовский». Конечно, при создании образа я пользуюсь подсказками консультантов, которые постоянно находятся на съемочной площадке. В таком сериале нужна достоверность. Но мне мало вызубрить медицинские термины и повторять их перед камерой, обычно я прошу объяснить, что это значит или как это лечится, чтобы понять всю сложность диагноза или какого-то процесса. Есть роли, которые требуют полного погружения – необходимо действительно готовиться к ним, много читать. Но бывает, что достается роль в произведении, которое уже было неоднократно поставлено, тогда я принципиально не смотрю этот фильм или спектакль – не хочу подспудно соответствовать. А вообще выбор роли – процесс подвижный, если тебе роль понравилась, значит, внутри тебя уже что-то сидит для нее, но иногда ты это понимаешь только спустя какое-то время.

ГП: Кто выступает в качестве критика вашего творчества? Какой критике вы доверяете?

КОНСТАНТИН: Если говорят что-то конструктивное, задумываюсь, если это хейтеры – люди, которые зарабатывают себе популярность на то, чтобы кого-то раскритиковать, отношусь спокойно: в интернете ни с кем не ругаюсь. Близкую критику – это обидно, и еще обиднее, когда понимаешь, что правда. Пытаюсь, все поправить. Старшая дочь у меня в кино очень неплохо разбирается, она киноман, как и я, поэтому может дать хорошую оценку творчеству.

ГП: Что сегодня ближе – полный метр, сериалы, театр?

КОНСТАНТИН: Артисту всегда престижней сняться в полном метре. Хотя как показывает западная практика, и хороший, качественный сериал может сделать из вас звезду первой величины. Если на нашем телевидении появятся такие сериалы, как например, Игра престолов, я бы с удовольствием в нем снялся. Хотя за мои последние телевизионные проекты мне не стыдно.

Константин Юшкевич

ГП: Считается, что театр – это для души, а сериалы – исключительно для зарабатывания монет. Согласны?

КОНСТАНТИН: Ни для кого не секрет, что в кино телеиндустрии ты получаешь больше денег, поэтому если говорить о финансовой составляющей, сниматься, конечно же, выгодней. Но в театре можно на 100% делать то, что хочется. Больше выбор в плане творчества. И для меня важна хорошая компания. Съемки закончились, все разошлись. Играя спектакль, ты всегда можешь снова встретить, пообщаться, и это прекрасно.

ГП: Что вам дают премии и награды?

КОНСТАНТИН: У меня не так много премий. «Кинотавр» в 2011 году за главную роль в «Упражнениях в прекрасном» – для меня стал полной неожиданностью. Я встал и первые две секунды мне опять показалось, что я ошибся, это не меня. Было приятно. Такие приятные сюрпризы в жизни бывают нечасто. Что касается театральных премий, антрепризу обычно обходят стороной, хотя есть спектакли, которые, на мой взгляд, достойны наград.
Не очень люблю такие вопросы. В свое время хотелось в военном фильме, но мне тогда не предлагали или не утверждали на роли. Было обидно, хотелось материал серьезный. Сейчас этого нет. Требования к роли чтобы она была непростой, чтобы герой не был настолько хорошим, чтобы не тошнило. Герой с изюминкой, сложная история.

ГП: Говорят, что наши актеры переигрывают в кино. Театральная школа сильная, а в кино что-то не получается? Согласны?

КОНСТАНТИН: Бывает такое. Но, справедливости ради, надо сказать, что не только в нашем кино: посмотрите некоторые американские комедии – там тоже частенько переигрывают. Иной раз лучше не доиграть, чем переиграть.

ГП: Почему не говорите о семье: о жене и дочерях? Оберегаете от журналистской своры? Они приходят на ваши премьеры, переживают за вас, когда у папы (мужа) что-то не получается по работе? Как помогают?

КОНСТАНТИН: Пока были маленькие не ходили, у меня все-таки взрослый репертуар. Сейчас ходят на какие-то.

ГП: Девочки, Катя и Евдокия, не решили идти по вашим с супругой стопам?

КОНСТАНТИН: Гуманитари 100. Обожают кино. Чтобы выбрали себе дело, от которого их не будет тошнить. Я не буду против.


Поделиться:
?>